Запомним её молодой и красивой: амплуа изысканных аристократок в творческой судьбе Нонны Терентевой

Когда-то Нонну Терентьеву в зарубежной прессе назвали русской Мэрилин Монро – за её чувственную и утонченную красоту. Правда, именно за аристократическую внешность актрису не приглашали на роли передовых работниц и тружениц полей. Зато в образах авантюристок, роковых и коварных женщин Терентьева была в своём амплуа.

Нонна Николаевна Новосядлова родилась 15 февраля 1942 года в Баку и росла очень креативной девочкой. И было в кого: конечно, не в папу-военного, а в маму-актрису.

После войны отцовская служба забросила Новосядловых в Румынию, где Нонна начала учиться в школе. Позже семья надолго закрепилась в Киеве, где будущая актриса получила аттестат о среднем образовании и поступила в театральный.

Правда, тут в её судьбу вмешалась любовь. Но отношения с простым и приземлённым аспирантом (при этом сыном одного из украинских министров) Борисом Терентьевым у жившей творчеством Нонны были неровными.

И однажды, рассорившись с любимым, девушка в порыве отчаяния умчалась в Москву, где сразу же стала студенткой Щуки.

Именно здесь и началась кинобиография Нонны. Если в первой дебютной картине «Бухта Елены» ей досталась роль второго плана, то во второй — «Самый медленный поезд» — она сыграла главную героиню.

Уже спустя три года — в 1966-м – актриса выбирала, картине какого режиссёра отдать предпочтение: «В городе С.» Иосифа Хейфица или картине Владимира Мотыля «Женя, Женечка и “катюша”». И актриса снялась у Хейфица – из любви к Чехову, рассказ которого был положен в основу фильма. Она воплотила «талантливую» дочь семейства Туркиных Катерину Ивановну.

После появления картины на экранах девушка проснулась знаменитой, а у входа в заветный вуз теперь её всегда поджидала толпа поклонников. С этой картиной молодая актриса побывала на Каннском фестивале, где была окружена беспрецедентным вниманием западных коллег и режиссеров.

Во время одного из светских приёмов была представлена Иву Монтану и Симоне Синьоре, от которых услышала немало комплиментов.

Тогда же фотография юной лицедейки появилось в выпуске ежедневной газеты министерства обороны США Stars and stripes, после чего ей посыпались предложения руки и сердца от американских летчиков.

К тому же, после фестиваля артистка получала немало предложений о съёмках от западных режиссеров. Но советское руководство неизменно заявляло, что Терентьева нужна дома. Хотя на деле было не так. Дома у Нонны пошли роли второго плана или эпизоды.

В драме «Дворянское гнездо» хрупкая актриса с ростом 156 см сыграла хорошенькую горничную Жюстину. Фильм вызвал большой резонанс. Ключевой претензией стало стремление режиссёра Андрея Михалкова-Кончаловского приукрасить жизнь в дореволюционной России и нежелание продемонстрировать тяготы крепостного права и другие негативные явления изображаемого периода.

В конце 1960-х Нонна Николаевна предприняла попытку обосноваться в родном Киеве, где жили родители и любимый человек. В 1967 году она вышла замуж за Бориса Терентьева. Но муж красавицы-артистки так и не дождался домашнего уюта и порядка в доме. После рождения дочери Ксении отношения между супругами окончательно разладились.

В Киеве она играла в Театре русской драмы имени Л. Украинки, причём ей доставались ведущие роли, чему несказанно завидовали коллеги. Они решили, что причиной тому был ее муж — сын высокопоставленного чиновника. После развода действительно ключевых ролей у актрисы не стало.

И в 1971-м Нонна Терентьева, увлечённая новыми романтическими отношениями с театральным коллегой Владимиром Скомаровским, вместе с ним отправилась в Златоглавую.

Но никто её здесь не ждал. (Да и романтическая связь скоро сошла на нет.) Из более-менее серьёзных проектов этой поры можно вспомнить лишь «Крах инженера Гарина», где Терентьева предстала в роли мадам Зои. Критики приняли это воплощение героини Алексея Толстого неоднозначно: были как положительные отзывы, так и негативная оценка и образов, и фильма.

В 1976 актриса снялась в главной роли в приключенческом триллере «Бешеное золото» — об искателях клада, которые, найдя сокровища, потеряли человечность.

Мадам Демидовой стала Нонна Николаевна в приключенческом боевике 1977 года «Транссибирский экспресс», который имел большой успех у советских зрителей — только за 1978 год ленту с посмотрели 24 млн зрителей.

Самой яркой ролью 80-х стала Ведьма в детской сказке «Красные башмачки» (1986). Несколько небольших ролей успела сыграть актриса и в 90-х. Последней картиной Терентьевой стала «Королева Марго» (1996), где артистка работала перед камерой в роскошном историческом костюме – правда, в коротком эпизоде.

Личная жизнь очаровательной блондинки так и не сложилась, хотя поклонники ходили за ней толпами до последнего дня. Некоторое время была музой поэта Игоря Волгина. И всё.

Дочь выросла и в актрисы не пошла: работала журналисткой, модельером. Несколько лет состояла в браке Владимиром Машковым.

Судьба отмерила Нонне Николаевне 54 года. Она уходила из жизни долго и мучительно. Причиной стал рак груди. Актриса до самого конца никому не говорила о своём состоянии, даже родным. Дочь Ксению отправила за границу, чтобы девочка не видела последних дней матери. Актрисы не стало 8 марта 1996 года.

Очаровательная женщина всегда старалась выглядеть привлекательной, очень боялась состариться и потерять красоту. К сожалению, её желание исполнилось – она не успела состариться. И в гробу лежала как царевна из сказки Пушкина. Ни болезнь, ни годы не смогли лишить русскую Мэрилин Монро её природной прелести.

Оцените статью
Запомним её молодой и красивой: амплуа изысканных аристократок в творческой судьбе Нонны Терентевой
Принципиальный Никулин и вредный Светин: во что обошелся Гайдаю фильм «Не может быть!»