Вот зачем актёров с «природно-криминальными» лицами иногда приглашали на роли положительных героев?

Нет, такие «амбивалентные товарищи», как, скажем, одарённейший Николай Крючков, который легко «перескакивал» с амплуа героя танкиста в картине «Парень из нашего города » на роль одиознейшего Королькова из драмы «Дело Румянцева», довольно редки.

А вот сыгравшего в этом же фильме «расхитителя» Шмыгайло, талантливого артиста Виктора Чекмарёва, трудно представить в роли честного советского человека. Но зато второго такого мужчина с убедительно криминальным лицом в наших лентах… не сразу то и отыщешь…

Но самым противоречивым персонажем во всём нашем кино был и остаётся прекрасный Владимир Кенигсон. Видимо вместе со шведской фамилией в лице этого уникального актёра было что-то «чужое». То, что сегодня называют «отрицательным обаянием». И когда смотришь фильм «Огненные вёрсты» 1957 года, то сразу начинаешь подозревать колоритного героя Кенигсона в «предательстве».

Вообще, рождённый 7 ноября за десять лет до Октябрьской революции Владимир, попал в свою первую картину «Падение Берлина», когда ему было уже за 40. Говорят, что после роли столь дерзкого немецкого генерала Кребса, сам Сталин заметил: «Что именно так, как это сделал товарищ Кенигсон и надо изображать наших врагов»…

Единственный, на моей памяти, фильм, где Владимир Владимирович отчего-то сыграл странную положительную роль, стала криминальная драма 1958 года «Дело «пёстрых». Здесь Кенигсон выступает, в качестве солидного полковника милиции Ивана Васильевича Зотова.

Но на протяжении всей разворачивающейся на экране истории, когда в кадре оказывается этот актёр, ожидаешь что, вот-вот, и этот милиционер… окажется «на другой стороне» закона…

Идеальная роль случилась у Владимира Владимировича в 1966 году. Его хитрющий директор комбината Рубцов в детективе «Два билета на дневной сеанс», просто образец криминального босса. К тому же авторы придумали для остроты сюжета, довольно странную авантюру с его симпатичной дочерью. Да-а, именно здесь 59-летний артист, по-своему, безупречен…

Вот, скажите, как может Вадим Захарченко — идеальный «перебежчик» Леонид Круг из драмы «Ошибка резидента», числиться в титрах картины «Застава Ильича», … как «Друг». С другой стороны мужчина с таким лицом, судя по «безбрежной» фильмографии, был безумно востребован у наших отечественных режиссёров. И не зря!

Помните криминальную историю 1979 года под названием «Сыщик»? Так здесь самым запоминающимся моментом стала, неоднократно повторяющаяся фраза «Не рычи», произнесённая Вадимом Захарченко по отношению к сидящему на мотоцикле «Гнусу» в лице молодого Леонида Ярмольника. И о каких положительных ролях может идти речь в отношении настолько впечатляющего Вадима Викторовича.

Сегодня меня удивляют режиссёры, пытающиеся представить самобытного актёра Алексея Шевченкова в положительной ипостаси. Ну, не убедителен этот мужчина в ролях наших славных людей. Вот сыграть некого криминального «авторитета» – это в самый раз.

Но в списке картин у Алексея Владимировича уже более СТА ролей. И далеко не все они, отрицательные. Но на то и есть на свете режиссёры и … наверное, им всё же … виднее…

Оцените статью
Вот зачем актёров с «природно-криминальными» лицами иногда приглашали на роли положительных героев?
Судьба Эмилии Мильтон, сыгравшей немку фрау Заурих: большая актриса маленьких ролей