Василий Ершов и его Муравейник из 114 детей: мой путь тернист и труден, но я пробил себе дорогу

Василий Ершов родился в небольшом селе под Пермью в 1870 году. Помимо него в семье было ещё 12 детей. Родители Василия были простыми крестьянами, которые жили в бедности.

С малых лет Ершов начал трудиться, времени на учёбу не было, поэтому он окончил только один класс. Когда мальчику исполнилось 8 лет, он стал работать пастухом.

Его предшественник, который обучал его пастушьему делу, часто повторял Васе, что главное в жизни — это образование. Параллельно Ершов трудился в ателье разнорабочим, а вечера проводил с книгами.

Потом его забрали в армию. Ещё во время службы он поставил перед собой цель выбраться из бедности и начать собственное дело. После демобилизации Василий отправился в Алтайский край, где, по слухам, находились залежи золота. Но ему не повезло, и золота он так и не нашёл.

Там Ершов увлёкся фотографией и освоил портновское дело — этим он и стал зарабатывать неплохие деньги. В личной жизни ему повезло не очень. Его жена потеряла первого ребёнка и больше детей не хотела.

Материальное положение в семье со временем наладилось, и когда Василий сообщил супруге, что хочет помогать детям-сиротам, она устроила скандал. Молодая женщина не понимала, зачем тратить всё заработанное на других. Но Ершова не покидала мысль о создании “муравейника”. Он смог найти просторную квартиру в аренду, и в сентябре 1909 года взял к себе четырёх воспитанников.

В организации мужчине помогала его сестра. Ершов и она часто находили под дверью подкидышей. Своих детей Василий с малолетства приучал трудиться. Однажды он с воспитанниками отправился в лес, чтобы провести урок на свежем воздухе.

Мужчина показал ребятам, как сообща работают муравьи. Один из детей предложил назвать их общежитие “Муравейником”, ведь они тоже трудятся дружной командой. Так на двери их квартиры появилась табличка с названием.

Грянула война. Ершова отправили на фронт. Он не мог смириться с мыслью, что его дети останутся совсем одни, потому взял их с собой. Ресурсы на солдатской кухне не были рассчитаны на ещё десяток ртов, поэтому детвора подъедала продукты, оставшиеся после солдат. Когда Первая мировая закончилась, Василий вернулся на родину, и снова взялся за дело.

На этот раз он приобрёл дом в деревне. На его участке находилось болото. Вместе с детьми Василий осушил его, проложил русло для ручья от ближайшей реки, и получился пруд. Туда они напустили рыбу. Одежду для сирот шили в собственном цеху. В этом вопросе ему помогали девочки. При этом все воспитанники получали стабильную зарплату от Ершова. Свои “хотелки” они оплачивали с личных денег, которые зарабатывали.

Многим детям Василий дал свою фамилию. Всего он воспитал около сотни детей. Все они выросли и стали отличными специалистами в различных сферах. Ежегодно Ершова представляли к наградам, брали у него интервью. Когда у мужчины обнаружили проблемы с сердцем, он принял решение написать завещание. Свой прах он велел развеять над территорией приюта.

Когда Василий серьёзно заболел, в штате детского дома помимо него работали ещё несколько сотрудников. Директором сама себя назначила Зоя Устинова, которая не проявляла особого рвения в помощи детям, а делала всё ради собственной выгоды. Но так как Ершов по состоянию здоровья уже не мог руководить, он не мог бороться с этим.

Устинова воспользовалась своими связями и определила Василия в дом престарелых. Там он доживал свой век. К середине 50-х годов о нём уже и вовсе забыли, а его имя нигде не значилось. Ошибку исправили намного позже, и теперь приют называется “Алтайский центр помощи детям им. В.С. Ершова”.

Мой путь тернист и труден. Но я пробил себе дорогу, научился зарабатывать хорошие деньги и двадцать пять лет не брал с государства ни копейки. Я среди детей был как старший товарищ, лучший друг и воспитатель. Эта идея неподдельно чисто моя. И подписал бы свое письмо: «Старый Муравей Ершов».

Источник

Оцените статью
Василий Ершов и его Муравейник из 114 детей: мой путь тернист и труден, но я пробил себе дорогу
Александр Збруев. В 1938 году отца Народного артиста приговорили к высшей мере наказания