Она будет послушной

Испуганную, её привели к новому правителю. «Подчинись, — шептали Елизавете, — тебе оказана великая честь!». Но юная невеста была на грани обморока – ведь Иоанн брал её шестнадцатой женой! Вопреки всем законам земным и церковным!

«Теперь у каждого будет столько жён, сколько он захочет», — объясняли горожанам в июне 1534 года. Воистину, в европейском Мюнстере всё встало с ног на голову…

Прятать лица девушкам запрещалось. Любой горожанин мог указать на понравившуюся и объявить: она выйдет за меня! И следовало сразу подчиниться. Дело в том, что в начале 1534 года власть в немецком городе захватили анабаптисты.

Они отказались от официальной церкви, говорили, что отныне не подчиняются ни князьям, ни императору и провозглашали революционный принцип: всё общее!

В Мюнстере не случайно возникли такие настроения: сначала людей измучили налогами, потом поднялось крестьянское восстание, а когда оно утихло, то по дорогам принялись бродить шайки бывших наёмников.

Они занимались грабежами, поэтому лишний раз появляться за городскими стенами никто особенно не спешил. В этой тяжелой обстановке идеи равенства упали на хорошо подготовленную почву.

Елизавета Вандшерер родилась и выросла в Мюнстере. Хорошенькая светловолосая девушка была дочерью местного лавочника и собиралась замуж, когда в городе случился переворот. Некий Ян Ван Лейден, бывший портной, примкнул к анабаптистам, и скоро стал одним из самых ярких проповедников нового движения.

Глазом не успели моргнуть, как в городском совете Мюнстера стали появляться сторонники этой «веры» … А потом они совместно изгнали из города епископа и провозгласили: теперь Мюнстер будет жить по другим правилам!

Поначалу Ян Ван Лейден занимал далеко не главную роль. Но епископ, который и не думал сдаваться, привёл к городу войска и начал осаду. И вот во время этих действий погиб основной идеолог анабаптистов. Путь к вершине был свободен, и Ван Лейден сразу сделался главарём!

— Я провозглашаю здесь новое царство. – Важно говорил недавний портной. – И принимаю тронное имя Иоанна Первого!

Ему было всего-то двадцать пять лет, но он вёл себя, словно умудрённый опытом старец. В Мюнстер «Иоанн I» привёз свою жену, однако останавливаться на достигнутом не собирался.

Главнейший принцип нового учения заключался в том, что в Мюнстере стало возможным жениться во второй раз. В третий. И даже в четвёртый. Сам король так стремительно увеличивал число своих жён, что вскоре их стало пятнадцать.

— После этого крестьянского восстания и голода, — говорил Иоанн, — мужчин стало мало. А женщин – много! Пройдет совсем немного времени, и население уменьшится в несколько раз. Этого нельзя допустить! Мюнстер должен процветать. Ему нужны новые люди.

«Она будет послушной», — пообещали самопровозглашенному королю, когда к нему привели Елизавету. Эту девушку он увидел на рыночной площади, и приказал своим соратникам разыскать её. Ближайших советников у Иоанна было двенадцать, словно апостолов…

— Шестнадцатая жена! – С ужасом повторяла Елизавета.

Но от неё требовали подчиниться. Во-первых, семья была напугана. Анабаптисты уже показали, что способны действовать решительно. Во-вторых, в городе по-прежнему не хватало продуктов, а у «короля» всего было в избытке. В-третьих, Елизавете предлагали стать женой не кого-нибудь, а правителя. Это было честью…

Ей пришлось проявить послушание. Елизавета считала, что всё происходящее в Мюнстере похоже на дурной сон, но что она могла сделать против этих фанатиков? Изгнанный епископ не сумел отвоевать город обратно. Надо было как-то жить…

На самом деле, многие в Мюнстере с радостью восприняли появление анабаптистов. Идеи звучали заразительно: всё общее! Никаких денег! Можно было менять один товар на другой, и брать себе то, что было необходимо, в любой лавке.

Даже новые семейные отношения считали передовыми и очень гуманными. Действительно, если у тебя три незамужние сестры, а женихов для каждой не сыскать, то почему бы не выдать их сразу за одного, готового к такому союзу? Вдовы тоже воспряли духом. В одиночку вести хозяйство трудно. А тут – сообща.

Но, как это часто бывает, идеи сильно расходились с реальностью. Разместившись во дворце епископа, Иоанн начал закатывать пиры для своих приближённых. Он одаривал своих жен роскошными платьями и драгоценностями, а рядовые горожане по-прежнему испытывали нужду. Ван Лейден упивался богатством и властью…

Он настолько уверовал в собственную исключительность, что начал говорить, будто напрямую общается с богом.

— Впереди царство Христово. – Уверенно сообщал он, когда к нему кто-нибудь приходил жаловаться. – Оно наступит в самые ближайшие годы. На целую тысячу лет вы забудете о бедствиях и голоде! Нужно только подождать!

Но Елизавета не верила этому человеку. Другие жены шикали на неё и старались образумить: зачем тебе правда? Живи здесь и сейчас! Всё равно нет никакого другого выхода!

Родные обещали, что она будет послушной, но Елизавета поступила иначе. Она не смогла лгать самой себе. Однажды утром она спустилась в пиршественный зал, где Иоанн завтракал в окружении своей свиты, и поставила перед ним тяжёлую шкатулку с драгоценностями.

Это были его дары. То, чем король на протяжении целого года пытался задобрить свою шестнадцатую жену.

— Я возвращаю это вам. – Твердо произнесла Елизавета. – И очень прошу вас покинуть Мюнстер. В нашем городе вы сломали и разрушили всё, что было нам дорого. Пожалуйста, пусть всё будет как прежде.

Разъяренный Иоанн I вскочил на ноги. Он потребовал, чтобы его жену немедленно заключили в крепость, пока он не придумает, как поступить с этой непокорной женщиной.

Неповиновение, проявленное Елизаветой, так разозлило самопровозглашённого короля, что он задумал показательную акцию. 12 июня 1535 года молодую женщину вывели на площадь Мюнстера, а затем её голова слетела с плеч. Неизвестно точно, кто привел приказ в исполнение, но в городских легендах осталось, что это сделал лично Ван Лейден.

Это событие потрясло горожан. Впервые за год люди начали шептаться, что анабаптисты зашли слишком далеко. Что их власть – узурпаторская.

Началась немедленная подготовка к восстанию, а затем несколько отважных горожан сумели передать важные сведения о слабых местах в обороне Мюнстера бывшему епископу и ландграфу Гессенскому. Всего десять дней спустя после казни Елизаветы город освободился от Ван Лейдена.

Всех видных анабаптистов схватили и долго допрашивали. Я думаю, вы представляете, каким было отношение к заключенным в шестнадцатом веке… Смертный же час для «короля» настал 22 января 1536 года.

А историю несчастной Елизаветы, которая проявила непослушание, неоднократно воспевали в поэзии и прозе, а еще ей посвящены несколько живописных полотен. Ведь открыто бросить вызов во время правления Ван Лейдена, кроме этой прекрасной молодой женщины, не посмел больше никто!

Оцените статью
Она будет послушной
Соперницы за право доставить удовольствие повелителю