«Василий Сталин лишил меня детей и ноги»

«Вася, где моя нога? Вася, отдай ногу! Детей мне отдай!». Женщина металась на постели, и присутствовавшим в комнате казалось, что над ней склонился призрак из прошлого.

Ее муж, ее Вася.

Жених Галины Бурдонской, хоккеист Владимир Меньшиков, на свою беду познакомил невесту с другом — летчиком Василием Сталиным, младшим и любимым сыном вождя народов. Произошло это знаменательное событие летом 1940 года в саду «Эрмитаж» в центре Москвы. И Галине, и Василию в ту пору было по 19 лет — самый расцвет юности.

Галина, студентка полиграфического института, не считалась писаной красавицей, но, благодаря природному шарму (предок девушки был французом, оставшимся в России после наполеоновского нашествия), всегдашней веселости и неизменному обаянию, недостатка в поклонниках не испытывала.

Василий и Владимир приехали на автомобиле. Меньшиков представил Галине своего друга, но мог и не утруждаться — девушка с самого начала знала, что перед ней сын Сталина.

Вечер провели в саду «Эрмитаж», Василий и Галина мило и легко общались. 20-летний Владимир в основном молчал. Хоккеист понимал, что происходит на его глазах, но соперничать со Сталиным 20-летний спортсмен даже не думал — себе дороже. Поняв, что Васе приглянулась девушка, Владимир предпочел удалиться в закат.

В отличие от других девушек, с которыми общался Василий Сталин, Галина Бурдонская выросла в простой советской семье, не имеющей отношения к партийной элите.

Отец, по профессии водитель, развелся с матерью Галины, оставив ей комнату в коммуналке на улице Мясницкой. Галя осталась с матерью. Окончила школу, поступила в полиграфический, где училась на книжного редактора.

После той памятной встречи в саду «Эрмитаж» Василий и Галина практически не встречались. За все лето и осень 40-го года — всего пара-тройка коротких встреч. Но вот в декабре — как прорвало. Василий чуть ли не каждую неделю приглашал девушку куда-то.

То на каток на Петровке, то в ресторан, то в кино. Галина неизменно брала с собой подругу. Однажды Василий возмутился:

– Ну не можешь ты без приложения, когда же мы с тобой вдвоем посидим?

В следующий раз Галина пришла на свидание одна. Вскоре девушка познакомила Василия со своей матерью. Сын вождя вызвал фурор в коммуналке на Мясницкой, но, при этом, показал себя невероятно скромным, компанейским и неприхотливым в быту человеком.

В первый же день он вызвался сбегать в магазин, принес хлеба и картошки. Мама Галины была в восторге, но не могла скрыть от дочери тревоги: все-таки, сын Сталина, как отнесутся ТАМ, что скажет ОН?

Но Галина беспечно смеялась и убеждала маму, что все будет хорошо.

При всей своей скромности в быту, в ухаживаниях Василий скромностью не отличался. Квартирка Галины была завалена цветами. В середине декабря Вася позвонил, сказал: «Смотри в окно в два часа в сторону метро «Кировская». Галя с мамой и подругами смотрели.

Вжжуууух! — ровно в два часа по небу промчался небольшой самолет. Это был Вася.

Волшебный для молодых людей декабрь 1940 года стремительно уходил. В первый день нового, 1941 года, Василию Сталину предстояло отправиться в Липецк для учебы на высших курсах командного состава авиации.

В последних числах декабря Василий внезапно позвонил Галине, сообщил, что ему нужно сказать ей что-то очень важное. У Бурдонской «оборвалось сердце» — значит, Иосиф Виссарионович не одобряет, всему конец.

Василий вскоре приехал, прямо с порога сказал:

«Очень, очень прошу тебя стать моей женой!».

Галина впоследствии вспоминала, что это повторение «очень, очень», прозвучало так весомо, так убедительно. Но девушка испугалась: что скажет отец Васи? Младший Сталин нахмурился: «Галя, при чем здесь мой отец? Я тебя люблю, хочу на тебе жениться. Я самостоятельный человек, летчик!».

И она решилась: будь что будет. Она любит, он любит. Любовь должна защитить их.

30 декабря 1940 года Галина Бурдонская и Василий Сталин расписались в одном из московских ЗАГСов. Отпраздновали это событие очень скромно, в коммунальной квартире Бурдонских.

Правда, Василий привез кое-каких дефицитных продуктов. Сталин радостно суетился, помогал теще нарезать салаты. Кажется, Василию, не имевшему в детстве настоящей семьи, воспитанному сотрудниками охраны, впервые в жизни было по-семейному тепло и уютно.

Отцу о женитьбе Василий сообщил уже из Липецка, куда он приехал вместе с Галиной. Сообщил не по телефону, а письмом. Ответ также последовал письменный, причем, доставлено послание было правительственным фельдъегерем, что вызвало переполох в военном городке.

С замиранием сердца Василий вскрыл конверт. Сидящая рядом Галина тихонько крестилась. Записка Сталина была написана красным карандашом:

«Женился – живи. Жалко ее, что вышла замуж за такого дурака».

За нарочито-грубоватыми словами Иосифа Виссарионовича в адрес сына легко читался основной смысл послания: Сталин ничего не имеет против этого брака и своей новоиспеченной невестки.

В Липецке семья Сталиных жила в обычном общежитии. Питались в основном в столовой, по вечерам Галина лепила на общей кухне пельмени.

В мае 1941 года Василий окончил обучение и, забрав молодую жену, отправился в Москву. По приезду в столицу летчику сообщили приказ отца — поселиться с молодой женой в Кремле, где жил и сам Иосиф Виссарионович. Василий ослушаться не посмел.

Галина была поражена скромностью квартиры и быта Сталина. На половине вождя находилась спальня, которая одновременно служила кабинетом, библиотека, столовая и комната адъютанта. Василий жил в смежной квартире с двумя спальнями, столовой и библиотекой. На всей мебели, всех вещах и предметах обстановки стояли инвентарные номера.

За все время жизни в Кремле Галина ни разу не видела Иосифа Виссарионовича. Вождь пользовался отдельным входом, он всегда был занят, и даже с сыном практически не общался.

Иосифа Виссарионовича, по всей видимости, беспокоило то, что он так и не познакомился с невесткой, которая живет через стенку от него. Однажды Сталин, вернувшийся домой раньше, чем обычно, попросил адъютанта пригласить Галину для знакомства. Бедная девушка так испугалась, что притворилась спящей. Иосиф Виссарионович не пожелал будить невестку:

«Пусть спит».

22 июня 1941 года мирная жизнь резко и жестоко оборвалась. Василий Сталин находился в Таллине в командировке. Как боевой летчик, он первым принял удар врага.

Между тем, беременную Галину эвакуировали в Куйбышев (ныне — Самара). Здесь 14 октября 1941 года молодая женщина и родила своего первенца — сына Александра. Василий отреагировал со свойственным ему залихватским, грубоватым юмором: «Родилась бы девочка, назад бы отправил!».

Василий прилетел в Куйбышев на следующий день после рождения сына. Был совершенно счастлив, хвастался маленьким «Александром Васильевичем», «будущим Суворовым» перед другом Степаном Микояном.

Галина была настоящей «фронтовой женой»: сколько раз она слетала к мужу на фронт, не счесть. Один из полетов мог закончиться трагически: лететь пришлось без сопровождения, а тут как раз из-за облаков вынырнул «немец». Пилоту чудом удалось посадить «кукурузник» на лесной полянке.

Василий давал жене кучу поручений в Москву: отвезти письма родственникам боевых товарищей, похлопотать за кого-то, достать какую-то вещь. Помощь Галины была неоценимой для летчиков и те уважительно называли ее «Начальник штаба по тылу».

В середине 1942 года, когда Галина ждала второго ребенка, по Москве стал распространяться слух — у Василия Сталина роман с Ниной Кармен! Супруга режиссера и кинооператора Романа Кармена считалась первой красавицей столицы.

Для Галины весть об измене мужа стала невероятным шоком. Женщина опустилась на стул и, как свидетельствовала Светлана Аллилуева, просидела в таком положении всю ночь.

Светлана, которая стала близкой подругой Гали, была не менее расстроена поступком Василия. 16-летняя девочка-подросток «с боем» прорвалась к отцу и все ему выпалила.

Иосиф Виссарионович сразу же принял сторону невестки, с которой он даже не был знаком. По приказу Сталина за Галиной была закреплена квартира в Доме на Набережной. Вождь народов распорядился отдавать невестке и внуку часть его собственной зарплаты, также он нанял Галине опытную няню.

С Василием отец разобрался по-свойски. Скоро муж приплелся домой, умолял Галину принять его обратно, напоминал «Галка, у нас же дети». Разве она могла его не простить?

«Когда мы уже помирились, я прилегла на диван, а Василий стоял у окна и смотрел на город, и потом вдруг сказал: «Рыжуля, ты меня прости, ты пойми, ведь я жив, пока жив Сталин».

Эта фраза потрясла Галину. Женщина задумалась: а, ведь и правда, ее муж, ее семья живы и благополучны лишь пока жив и благополучен вождь народов. Кто придет к власти после Сталина? Как он поступит с родней Иосифа Виссарионовича?

Сталин, узнав от Светланы, что Галина приняла блудного мужа обратно, сказал:

«Ну и дура. Я же все сделал, чтобы она спокойно жила и детей растила. Все вы бабы — дуры.

Больше Сталин не интересовался жизнью невестки и не пытался ей помочь в трудных отношениях с Василием.

В 1943 году Галина родила супругу дочь Надежду. Казалось, все в молодой семье наладилось, но, увы, это только казалось.

Василий начал пить, гулять, скандалить. В 1945 году Сталин приехал к жене в Дом на Набережной и заявил, что уходит от нее. Вернее, она должна была уйти. Уйти из квартиры, оставив детей. Галине нужно было «временно» пожить у матери. Тихий, неконфликтный, добрый человек, Галина приняла эти жестокие условия.

К тому моменту она уже знала о бурном романе мужа с Екатериной Тимошенко, дочерью маршала. Отправив жену к матери в коммуналку, Василий укатил с красавицей Катей в Сочи. Вскоре Галине стало известно, что муж расписался с Тимошенко. Расписался, не получив развода! Скандал!

Галина никак не могла понять, почему муж так переменился к ней. Почему он поступил с ней так жестоко? Лишь в конце 80-х ей удалось выяснить: Василию кто-то нашептал, будто бы жена — шпионка НКВД, приставленная следить за каждым его шагом.

Однажды в пьяном виде Василий приехал на Мясницкую и несколько раз выстрелил в окно Бурдонских из пистолета. Причиной этого дикого поступка стала ревность: Сталин услышал где-то, будто бы у бывшей жены случился роман с каким-то мужчиной.

Несмотря на все свои выкрутасы, Василий продолжал любить и ревновать Галину, относился к ней по-собственнически.

Первые дни после «изгнания» из Дома на Набережной Галина просто сидела в комнате и курила одну папиросу за другой. На улицу она не выходила, почти ничего не ела.

Переживания сделали Бурдонскую заядлой курильщицей: ранее она и не притрагивалась к папиросам. В будущем это аукнется ей самым страшным образом.

Василий сделал все, чтобы превратить жизнь Галины в настоящий ад, и на этот раз великий свекор ей не помог. На работу женщину долгое время не брали, отказывали, едва она называла свою фамилию.

Но, главное, Галина не видела своих детей! Год проходил за годом, а она даже минуты не пробыла с любимыми Сашенькой и Надюшей.

В 1945 году Анна Аллилуева, сестра покойной Надежды Аллилуевой, от греха подальше отправила Галину в Ялту. В 1953 году в Крыму Бурдонская узнала о смерти Иосифа Виссарионовича Сталина, об аресте своего бывшего мужа.

Галина, которая и раньше писала Василию чуть ли не каждую неделю, буквально забрасывала тюрьму посланиями. Конечно, она все еще любила Василия. «Крепись, Васенька, крепись!».

Забыв все обиды, все горести, Галина ездила к Василию в тюрьму на свидания. Тот был счастлив, просил прощение, называл лучшим, что случилось в его жизни.

И вот — свершилось! Благодаря вмешательству Клима Ворошилова Галине вернули детей! Ей было так страшно, так жутко заходить в комнату к Саше и Наде, которые не видели ее восемь лет. Узнают ли?

МАМА! МАМОЧКА!!!

Узнали.

Василий Сталин провел в тюрьме восемь лет. Галина все это время жила в двухкомнатной квартире в Москве: жилье было экстренно выделено после вмешательства все того же Ворошилова.

Василий был освобожден 9 января 1960 года. Прямо с вокзала Сталин позвонил дочери Надежде, сообщил, что скоро будет дома. Сын Саша бросился искать мать, которая была в гостях, нашел, вместе побежали по магазинам, купили еду, пригласили гостей.

Стол был накрыт. Стол ждал Василия. И он пришел.

После семейных посиделок, в которых не было и намека на прежнюю вражду, Василий сказал, что он хотел бы снова жить с Галиной одной семьей. «Галка, у нас же дети», — повторил в который раз.

«Я сказала ему, что всегда готова прийти ему на помощь, что он мне близкий человек, но о том, чтобы снова жить вместе, не может быть и речи. Нельзя склеить разбитую чашку».

Василий ушел: благо, Хрущев выделил ему трехкомнатную квартиру. Вот только нормальной жизни у сына Сталина не получилось. Снова скандалы, пьянки, вождение в нетрезвом виде, сбитый насмерть человек… Тюрьма, ссылка в Казань, запрет жить в Москве и Грузии, запрет носить фамилию «Сталин». Многочисленные романы, браки, которые ни к чему хорошему не приводили.

19 марта 1962 года Василий Иосифович Сталин скончался в возрасте 40 лет от отравления алкоголем. Впрочем, ходили слухи и об отравлении.

Галина Александровна на похороны мужа в Казань поехать не смогла. Женщина тихо жила в Москве, растила детей. Замуж так и не вышла.

Из-за курения она часто и подолгу болела. В бреду, по свидетельству сына Александра, повторяла: «Василий, Вася, зачем ты забрал у меня детей и квартиру?».

В 1986 году в ноге Галины Александровны образовались никотиновые пробки, началась гангрена. Приговор врачей был суровым: необходимо удалять! Лишившись ноги, 65-летняя женщина стала говорить во время лихорадки: «Вася, зачем ты забрал ногу? Отдай ногу!».

Но тот, к кому она обращалась, давно уже был в могиле.

24 июля 1990 года Галины Александровны Бурдонской, первой жены Василия Сталина, не стало. Ей было 69 лет.

Так сложилась жизнь женщины, которая стала «кремлевской женой» сына Сталина, но вот стать счастливой женой ей так и не довелось.

Оцените статью
«Василий Сталин лишил меня детей и ноги»
Порочная связь, разрушившая империю купца Елисеева