Скандальная карибская красавица

Не было в Париже ни одного торжества, которое бы могла пропустить мадам Амлен. Благодаря своей дьявольской красоте эта девушка занимала первые места среди элегантных и остроумных звезд Парижа. Но более умело мадам Амлен пользовалась не своей красотой, а своим умом.

Соблазняя и очаровывая собеседников, от Наполеона Бонапарта до Наполеона III, Жанна Женевьева Фортуне Лормье-Лаграв была прозвана величайшей негодяйкой Франции.

Фортуне Амлен посвятила свою жизнь политическим и любовным интригам. Фортуне родилась в Сен-Доминго (Гаити), французской колонии. Из-за её места рождения мадам Амлен называли «карибской красавицей». Родители Фортуне были обеспеченными людьми. У них была сахарная плантация.

Жизнь малышки Фортуне с детства была окутана загадкой. Дело в том, что она родилась в 1776 году. А спустя два года у отца Фортуне родилась ещё одна девочка с таким же именем и была крещена в той же церкви, что и первая девочка. Однако первая дочь была рождена в законном браке, а вот вторая — от романа с роскошной мулаткой.

Есть предположение, что Фортуне Амлен и была той самой внебрачной дочерью, которая «заменила» младшую сестру, когда та внезапно скончалась. Это объясняет, почему у мадам Амлен такая необычная смуглая кожа и тёмные волосы.

До 11 лет Фортуне росла на плантации Марибару. С детства она впитала в себя дух свободы и непокорности. Когда девочке исполнилось 14 лет, то её отец решил выдать дочь замуж за богатого человека. В Сен Доминго не было много благородных вельмож, потому Фортуне прибыла вместе с матерью в великолепный Париж.

Дочь острова быстро поместили в монастырь, дабы обучить всем манерам дамы высшего света: чтению, вышиванию и этикету. Не трудно догадаться, что монастырь для Фортуне был подобен кандалам, а этикет — смешным церемониалом. По приказу отца мать Фортуне быстро выдала девочку замуж богатого Ромена Амлена. Брак без любви принес Фортуне единственный плюс — свободу от родителей.

«Юная Фортуне была очень особенным маленьким существом, с большой головой и квадратной талией, она была пропитана грацией. Тёмная, до такой степени заставляющая людей сомневаться в чистоте её крови, самые красивые волосы в мире, большой рот, но всегда смеющийся.

При всём при этом она была неразумной, невежественной, остроумной, одаренной необычайной склонностью к танцам и музыке» — Ромен Амлен

В связи с кораблекрушением скончался отец Фортуне. Она унаследовала от отца отель в Париже, где и поселилась со своим мужем. В этом отеле Фортуне устраивала великолепные званые вечера, организовала литературный салон и подружилась с такими светскими львицами как мадам Богарне, мадам Рекамье и мадам Тальен.

Дружба этих женщин была удивительна тем, что граничила с соперничеством по красоте и остроумию.

В высшем свете слухи не заставили себя долго ждать. В обществе стали обсуждать тайну её рождения.

«Её лицо было скорее оригинальным, чем красивым. Она носила креольский стиль и имела сильный акцент. У неё был очень смуглый цвет лица, красные и толстые губы, белые и острые зубы, роскошные чёрные волосы, ножка ребёнка и необыкновенная грация, которая делала её почти равной королевам красоты мира.

Это не мешает нашей диве иметь много фаворитов, и не в последнюю очередь: графа Монтрона, маршала Империи Мормона или даже Шатобриана» — графиня де Бассанвиль

Фортуне Амлен не скрывала своего прекрасного тела. В 1797 году она прогуливалась по Елисейским полям в сопровождении мадам Тальен. На Фортуне была накинута легкая газовая ткань телесного цвета с разрезом до бёдер.

Этот инцидент не понравился многим приличным дамам Франции. Разразился скандал. Муж увёз Фортуне в Италию переждать бурю. В Италии мадам Амлен родила двух детей, а после сочла, что долг замужней женщины выполнен. Подобно своей подруги Жозефине Богарне мадам Фортуне стала собирать вокруг себя фаворитов.

Фортуне Амлен называли маленькой негодяйкой, другие же — королевой Парижа, благодаря непревзойденному стилю, необычной внешности и влиянию в политике. Однако уже в то время во Франции процветал расизм. Оскорблений из-за цвета кожи, как «цветной женщины» не избежала и Фортуне.

«Она толстая, чёрная и некрасивая и не имеет хорошей репутации» — жена русского дипломата во Франции графиня Дивова-Бутурлина

Фортуне Амлен попала в опалу, как только Наполеон Бонапарт стал императором. Бонапарт даже запретил своей супруге общаться с мадам Амлен, так как та подает дурной тон обществу. Ведь Наполеон хотел всеми силами походить на величественных монархов Франции, а с такой компанией как мадам Тальен и мадам Амлен это было сделать весьма затруднительно.

Фортуне Амлен не держала зла на Наполеона. Да и несмотря на выговор император не чурался навещать вечерами покои Фортуне. Военные успехи Бонапарта побудили мадам Амлен выступать за партию бонапартийцев. Она была самым верным сторонником Наполеона даже после его падения.

При Империи Фортуне присоединилась к политической полиции, целью которой было выискивать любые признаки оппозиции режиму. Наполеон уделял большое внимание докладам мадам Амлен. Когда Бонапарт пал, Фортуне вела войну за влияние против вернувшихся к власти Бурбонов, вплоть до того, что власти приказали ей покинуть Париж. В ноябре 1815 года мадам Амлен переехал в Брюссель.

Герцог Ришелье, давний друг Фортуне, предложил ей сделку: он поможет вернуться ей в Париж, если та будет докладывать о всех заговорах бонапартийцах. Фортуне оскорбилась. Но желание вернуться в Париж было сильнее моральных принципов.

Продолжая плести политические интриги и вызывая скандалы, мадам Амлен никогда не скрывала своих политических взглядов. Она гордо демонстрировала бриллиантовое ожерелье Бонапарта и букет сушёных фиалок — знак бонапартистского движения.

На северо-западе Парижа в особняке Бланш Фортуне открыла свой салон, где собирались министры и генералы. Она присылала Людовику XVIII и Карлу X некоторые отчеты, за которые с каждым разом всё выше и выше поднимала цену. Это помогло сколотить ей приличное состояние.

В середине XIX века Фортуне Амлен была уже не так молода, но также авантюрна. С горящими глазами она бросалась в пучину интриг, кои отражались морщинками на её лице. Пожалуй, про её жизнь вполне можно написать книгу или снять фильм. Десятки, если не сотни фаворитов, ещё больше интриг и приключений. Она прожила насыщенные 75 лет и была похоронена в городе, которое любила горячо всем сердцем — в Париже.

«Иностранкой она прибыла на землю Франции, молодая, красивая, влюбленная в нашу литературу, наше искусство, наше общество (…) Она сохранила вокруг себя самые разные умы, элементы, которые можно было бы счесть чуждыми друг другу, Империя и королевская семья, (…) её салон стал один из тех редких салонов, где разговор поддерживался через все движение сегодняшнего общества.» — академик граф де Сальванди

Оцените статью
Скандальная карибская красавица
Когда уходят любимые: судьба актера Ивана Дмитриева