Причуды генеральши

«В обществе этой женщины бывать опасно, особенно юным девицам. Вы же знаете, что рассказывают о вечерах в доме генерала! Нет, сам Закревский человек приличный, но вот его жена! Бедный, бедный генерал… » — шушукались московские кумушки.

«Выйду за вас, раз так велит батенька и император! Но более ни на что не смейте и рассчитывать!»

Так приветствовала жениха юная графиня Толстая. Аграфене было восемнадцать, наступила пора страстей и любви. Родителям не нравился избранник единственной дочери, и они поспешили выдать её замуж разумно, тем более, что император Александр I желал поощрить своего генерала, выбрав ему невесту с приданым.

Арсений Закревский не мог похвастаться именьями и крепостными. Все, что у него было, это военное жалование, которого всегда не хватало. Блестящий военный ужимался как мог, он не был мотом или игроком, но деньги нужны были всегда, ведь поддерживать положение как-то надо.

Даже когда ему пожаловали императорский орден, Закревский приказал ординарцу вынуть бриллианты, заменить фальшивыми, а на вырученные деньги расплатиться с долгами.

Император, узнав о тяжёлом положении героя 1812 года, решил помочь ему и выбрал богатую невесту. Граф Толстой был доволен, такого зятя он и желал – честного, принципиального, способного образумить легкомысленную Грушеньку.

Девушка не была против брака, она получала определенную свободу, тем более, что никаких сомнений не было, такая кокетка и чаровница сможет помыкать супругом как ей вздумается.

Тридцатипятилетний генерал совершенно бессилен перед чарами юной супруги. Она заявила, что не будет делить с ним ложе, пусть. Хочет жить весело и вольготно? Он только рад предоставить ей все, чего только душенька пожелает, выполнять любые причуды, авось ее сердце и оттаёт.

Только через восемь лет после свадьбы у супругов Закревских родилась единственная дочь Лида. Этому предшествовали отнюдь не спокойные и мирные годы.

Когда отгремели свадебные колокола, и были нанесены все визиты, которыми Грушенька наслаждалась, она объявила о слабости своих нервов и необходимости ехать в Европу для лечения.

В Европе красивая русская барышня быстро оказалась в центре любовной интриги. Ей вздумалось утешать принца Леопольда Саксен-Кобург-Готского, еще не успевшего оправиться от потери красавицы жены Шарлотты Уэльской и возможностей получить титул короля-консорта Британской Империи. Теперь все достанется какой-то малышке Александрине-Виктории….

Генеральша даже поверила, будто они смогут сбежать вместе с принцем. Но разум возобладал, и принц на балу объявил своей страстной возлюбленной, что между ними все кончено, а о побеге не может идти и речи.

«Желаю, чтобы неправда была, что говорят о Грушеньке; но дело сбыточное: всё станется от этой избалованной ветреницы. Некому её унимать. И здесь так много о том же говорят. … Я слышал, что на бале во Флоренции Кобургский объявил, что не может уехать с ней в Ливорно; она упала в обморок и имела обычный припадок…» (А. Я. Булгаков)

Поникшая и опечаленная, Аграфена нашла, что самое лучшее будет вернуться к супругу, тем более, что он был назначен генерал-губернатором в Финляндии, а потом и в Москве.

Нигде красавица не считала нужным ограничивать себя в удовольствиях, а причуды её становились все скандальнее. Она носила платья из тонких и прозрачных тканей, едва скрывавших стройную фигуру и соблазнительные формы, веселилась до упаду и не отказывалась от легких романов.

Ей посвящал стихи Вяземский, а молодой Пушкин был не на шутку влюблен. Он так ревновал свою музу, что оставлял на ее запястьях следы от острых ногтей. На мнение общества Грушенька внимания не обращала.

Дамы стали избегать генеральшу, бывать в обществе Закревской стало опасно для репутации почтенных матрон и их невинных дочерей. Что только не рассказывали о вечерах в её доме.

Однажды над Арсением Андреевичем решили подшутить, принесли бумагу, где подробно описывали, где и во сколько затевается собрание заговорщиков, имеющих целью убить императора.

Были посланы полицейские, но, возвратившись, они смущаясь докладывали, что по адресу обнаружили вовсе не заговорщиков, а госпожу Аграфену Федоровну с неким молодым кавалером. «А, ну так об этом я и так знаю!» — отрапортовал генерал.

Супруги Закревские были настолько разными, что сложно представить более непохожих людей. Он терпеливый и нежный отец, но при этом требующий абсолютной дисциплины и порядка генерал-губернатор. Она – легкомысленная и ветреная красавица, увлеченная лишь самой собой.

Только взросление дочери Лидии объединило их. Девушка выросла копией матери, и ее неспокойная личная жизнь стоила Закревскому карьеры. Ему пришлось отказаться от должности и уйти в отставку, оставить службу, которой он посвятил более пятидесяти лет своей жизни.

Супруги Закревские уехали в Италию, где доживали свои годы. Арсений Андреевич, скучая и тоскуя по России, а Аграфена Федоровна, получая удовольствие от каждого брошенного на нее взгляда.

Оцените статью
Причуды генеральши
«Удачно согрешила с принцем»