Похищение затворницы

Выйти из дома она отказывалась, а когда к родителям приезжали гости, то даже не появлялась на пороге зала. Разумеется, в округе поползли разнообразные слухи: одни утверждали, что затворница невообразимо хороша собой.

Другие – что она, напротив, скрывается из-за внешнего несовершенства. Молодой и весёлый поэт был готов выяснить, что из этого правда. И он не предполагал, как удивительно может повернуться судьба.

Грациозная Чжо расцвела в четырнадцать лет, и её моментально отдали замуж. Мать лично убирала длинные чёрные волосы девушки и украшала их золотыми шпильками. Но не прошло и полугода, как юная супруга вернулась в отчий дом: муж, который был почти в три раза старше, скончался от болезни. Четырнадцатилетняя вдова была печальна и подавлена.

С той поры она превратилась в самую настоящую затворницу. Жизнь юной Чжо протекала только в роскошном доме отца и в его великолепном саду. Она гуляла по дорожкам в компании прислужниц и младших сестёр, но категорически отказывалась выйти куда-либо ещё. Мать сердилась.

Она считала, что не нужно терять времени, и подыскать для девушки другого супруга. В конце концов, в доме подрастали новые невесты, и их тоже следовало выдать замуж…

В 156 году до нашей эры в местечке Линьцинь все знали дом богача Ваньсуня. Там часто устраивали пышные застолья, где столы ломились от яств, а музыканты без устали играли до самого утра. Каждый раз, когда гости приходили к Ваньсуню, они задавали один и тот же вопрос: «Мы давно не видели вашу дочь, Чжо? Благополучна ли она?».

«Чжо не покидает своих комнат, — вздыхал толстяк, — и мы ничего не можем с этим сделать».

Сейчас уже никто не скажет, как именно на пир к Ваньсуню попал молодой и уже знаменитый поэт Сыма Сянжу. Возможно, его специально пригласили, чтобы порадовать публику стихами. Сыма долго раскланивался, а потом начал выступление.

Он тихонько подыгрывал сам себе на цине, но никто не слушал инструмент. Все, словно завороженные, внимали Сыме Сянжу. Казалось, жизнь замерла вокруг: только прекрасный голос, только нежные слова…

Чжо пришла на звуки этого голоса. Она остановилась на пороге зала, в котором находились гости, и не решалась войти. Лишь заглянула на минутку. Но этого было достаточно: поэт поднял голову, встретился взглядом с девушкой, и на несколько мгновений остановился.

Затворница была прекрасна. Она покинула дом отца розовым бутоном, а вернулась распустившейся яркой розой. Девушка настолько поразила воображение поэта, что, когда его выступление завершилось, он нашёл возможность послать ей весточку о себе.

Никто не знает точно, сколько раз им удалось встретиться. Есть легенда, что всё решилось в тот самый первый вечер – обменявшись записками, познакомившись буквально на бегу, Сыма Сянжу и прекрасная Чжо сбежали вместе. Наутро о похищении затворницы знала вся округа…

Разъярённый отец долго не мог успокоиться. Он кричал, что оставил непокорную Чжо без гроша. А Сыма, хотя и обрел некоторую популярность, всё-таки не мог обеспечить дочери богача роскоши, к которой она привыкла. «Наш дом состоял только из четырёх стен», — позже напишет поэт. Но Чжо не тревожилась из-за этого. Любовь к молодому поэту была сильнее бытовых невзгод.

Им пришлось продать повозку и коня, принадлежащих Сыме. Плюс те золотые шпильки, что украшали прическу Чжо. На эти деньги молодожены открыли маленькую таверну, где всё делали сами: вчерашняя изнеженная красавица, по едва заметному жесту которой сбегались прислужницы, теперь сама мыла посуду и подметала пол. Сыма Сянжу хлопотал у жаровни, занимаясь стряпней.

«У богача Ваньсуня дочка – посудомойка!» — хохотали в княжестве Лян.

Это было унизительно для уважаемого и состоятельного человека. Превозмогая гордыню, он приехал в таверну Чжо и объявил свою волю: он даст ей миллион монет и сто рабов. И чтобы немедленно купили себе подходящий дом!

Он оказался не так-то прост, этот зять-поэт. Сыма Сянжу вернулся к поэзии, опять преуспел, и вскоре получил приглашение явиться к императорскому Двору. Вместе с красавицей-женой он перебрался в столицу, занял хорошую должность при правителе У-Ди, и его даже называли одним из ближайших соратников императора.

Но на этом история не закончилась. Став по-настоящему богатым и популярным, Сыма Сянжу решил ввести в свой дом ещё одну супругу. Поделившись этим намерением с Чжо, он получил от неё в ответ грустное поэтическое послание:

Стынет сердце, как мороз

Шла я замуж без обрядных слез,

И мечтала, что одной душой,

Доживем до головы седой…

(перевод С.Торопцева)

«Я бросила дом отца, чтобы уйти за тобой, — добавила Чжо, — не побоявшись остаться без всего». Это настолько тронуло Сыму Сянжу, что он переменил решение. Со своей любимой и единственной Чжо он прожил до самой смерти.

Кстати, отец девушки, перед смертью, завещал ей долю от своих владений, равную той, что выделил всем остальным детям.

Оцените статью
Похищение затворницы
Анатолий Ярмоленко: «Мне безумно сейчас не хватает тебя…»