От жены самого красивого советского актера до матушки-монахини: в какой момент судьба Любови Стриженовой дала вираж

В том факте, что актриса решила уйти в монастырь, лично я ничего особенного не вижу. Более того, это логично и правильно: уже в советские годы актеры стали себя ощущать эдакими божками-небожителями.

Многие пили, пробовали новые (по меркам того времени) запрещенные вещества, изменяли своим супругам. Это был мир гедонизма, островок вседозволенности в суровом Союзе.

Ефремов-старший, Янковский-старший, Носик, Боярский, и еще, конечно же, Высоцкий – все это люди, помеченные Божьей искрой. Если бы не пороки и зависимости, некоторые могли бы быть живы и сейчас.

А лучшее средство от страстей, зависимостей и пороков – вера. Это факт.

Поэтому меня и не удивляет, что многие (даже современные и молодые) артисты нашли прибежище в вере. Харатьян тот же, Охлобыстин, Нилов, Антон Макарский.

Из женщин сразу вспоминается Екатерина Васильева, талантливейшая актриса, которая полностью оставила карьеру ради веры и ушла в монастырь (потом, правда, возвращалась на время).

Но как же по-разному они все веруют! Та же Васильева словно бы и осталась той же холодной леди-сухарем, которая уже после начала своего пути хладнокровно выставила за дверь юную Корикову с младенцем на руках. И сразу думаешь – ага, да там только атрибуты веры, а поступки… Злые.

Сегодня поговорим о пути советской актрисы Любови Стриженовой, судьба которой является доказательством того, что человек (еще и артист!) может искренне стать верующим человеком и оставить в прошлом все, что волновало.

Кстати, примечательно, что отец актрисы был офицером, идейным коммунистом и резко отрицательно относился к любой религии.

Раннее детство Любови Лифенцовой (девичья фамилия) выпало на тяжелые военные годы, которые сменились периодом экономического кризиса. Однако бедность не заглушила в девочке тягу к искусству, и после школы Люба поступила в Киевский театральный институт.

Она оказалась талантлива, и первые роли пошли еще в студенческие годы. 17-летняя Люба встретила Владимира Земляникина, уже успевшего прославиться ролью в картине «Дом, в котором я живу».

Парень влюбился, она ответила взаимностью, и он забрал невесту в Москву. Вот только Любови еще не исполнилось 18, так что пришлось вернуться на Украину, где расписывали с 16.

Молодо-зелено…

Я лично не вижу в этом поступке ничего предосудительного. Но Любовь годы и десятилетия потом мучала совесть. Видим, что изначально ее отличала повышенная саморефлексия и лишняя совестливость.

С Земляникиным они расстались спустя 5 лет, осталась на попечении дочь Лена.

А потом в ее жизни появился Он. Действительно, это было знаковое появление и всю жизнь молодой актрисы можно было поделить на до и после появления Стриженова.

Уже тогда его репутация оставляла желать лучшего: бабник, самоуверенный, тщеславный и дьявольски красивый. Уже тогда он крутил любовь с Лионеллой Скирдой (позже он все же уйдет к ней и остаток жизни проведет с ней, они по сей день вместе, хотя им >90 лет), но Скирда сама была не промах и вышла за режиссера Пырьева.

Усмешка судьбы: именно совестливая, ответственная Люба привлекла его.

С гастролей по Японии актриса вернулась уже беременной, так что вскоре состоялась свадьба со Стриженовым. Супруги поселились в «однушке» на Новом Арбате, где и появился на свет их сын Саша. Ну а потом семья перебралась в трехкомнатную квартиру на улице Рылеева.

Думаю, окажись Любовь эгоистичнее, тверже характером, умей она прочно настоять на своем – могла бы «вытянуть» этот брак. Но Лионелла овдовела и снова появилась в жизни Олега, а Любовь была слишком мягкой, чтобы дать наглой Скирде отворот поворот.

Вот эта ее мягкость и рефлексия, склонность уступать – это идет пунктиром через всю биографию.

Оставшись одна, она продолжила воспитывать детей и, конечно же, работала. Сложа руки она не сидела никогда.

Не было в ее жизни каких-то эпизодов откровенного падения, когда она бы запила или связалась с дурной компанией. Та же Васильева, к примеру, рассказывала, что к вере ее привели проблемы с алкоголем и разнузданный образ жизни под влиянием этого дела.

У Стриженовой ничего подобного не было. Просто человек был от природы мягкий – ее мучала совесть даже за довольно житейские обыденные эпизоды.

В 1984-м она съездила на Пасху в Киево-Печерскую лавру — за компанию с друзьями, надеявшимися вылечить больного ребенка. Монастырь и общение с его обитателями произвели на артистку неизгладимое впечатление. Она почувствовала, что вот это – ей близко, здесь она чувствует себя не тревожно.

И тем не менее, она еще долго работала и снималась уже в 90-х и в 00-х. Хотя и появились в ее жизни ритуалы служения, молитвы, веры, но она не спешила отказываться от мирского.

«Сообщила и на сборе труппы во МХАТе: «Я много лет отдала театру. Оставшуюся жизнь хочу отдать Богу». Это решение вызревало 15 лет. Мама даже в послушницах не ходила, уже на 25 декабря был назначен постриг», — вспоминала дочь Елена.

В этом году Любовь Васильевна встретит свой 84-й день рождения. Она давно живет в Алатырском монастыре, отказавшись от суеты и удобств современного мира.

Оцените статью
От жены самого красивого советского актера до матушки-монахини: в какой момент судьба Любови Стриженовой дала вираж
Зоя Буряк. Путь к успеху, одиночество, ошибка молодости. Как сейчас живет Шура из к/ф «Холодное лето пятьдесят третьего»?