«Он погружал меня в сон и пользовался»

Рука скользнула выше, но Мэри не была против. Наоборот, она смотрела на доктора Уайльда влюбленными глазами. «Самый грязный человек Ирландии» — так его называли в округе – стал для Мэри настоящим наваждением.

— Мне кажется, или вы хотите забрать моего мужа? – однажды резко произнесла миссис Уайльд, повстречав Мэри на улице.

Девушка смерила даму высокомерным взглядом и ничего не ответила. Несколько недель спустя газеты пестрили заголовками: «Он погружал меня в сон и пользовался». Репутация одного из самых известных людей в Ирландии вмиг оказалась весьма подпорченной!

В 1864 году королева Виктория удостоила Уильяма Уайльда рыцарского звания. Отныне к его имени следовало добавлять «сэр», а его супруга в одночасье стала «леди». Все признавали: это заслуженная награда!

Ведь Уильям Уайльд считался великолепным врачом-офтальмологом, лором и хирургом. А еще он обожал собирать старинный ирландский фольклор…

Впрочем, была у него и другая коллекция. «У Уайльда в каждом селении по сынишке», — хихикала округа. Действительно, этот остроумный, говорливый и приятный в общении человек умел нравиться женщинам. К 1851-му году, когда он женился на Джейн Франческе Элджи, у Уайльда имелось трое признанных незаконных детей.

Старший, Генри Уилсон, родился в 1838-м и получил образование и воспитание благодаря деньгам своего отца. Более того! Мальчишка оказался на редкость талантливым и тоже избрал врачебную карьеру. Со временем отец и сын работали вместе в одной клинике.

Двух девочек, прижитых от неизвестной дамы, взял к себе на воспитание брат Уильяма Уайльда, преподобный Ральф. Конечно, супруга знала о былых похождениях мужа. Но она долго не могла поверить, что он ничуть не изменился и после свадьбы.

Была у Уильяма Уайльда одна неприятная особенность. Нечистоплотность. Если молодой петербургский дворянин думал о красе ногтей, то Уильям предпочитал о таких мелочах не заботиться.

Рассказывали, что он проверял температуру поданного супа, опустив в него… указательный палец! В целую супницу! Но домашние мирились с его выходками. И не только они.

Мэри Джозефина Треверс была одной из тех, кто попал под обаяние Уильяма Уайльда. Дочь профессора Тринити-колледжа однажды пришла к нему на прием, жалуясь на боль в ухе.

Уайльд назначил ей лечение, которое очень быстро дало результат, а потом девушка пришла еще, и еще, и еще… Позже на суде Мэри будет долго рассказывать об их встречах на протяжении двух лет.

Уильям Уайльд водил ее в театр, приглашал на свои лекции, приобретал для нее шляпки и перчатки, и даже приводил Мэри домой! Жене было сказано, что мисс Треверс очень интересуется медициной. Настолько, что рассматривает возможность подучиться в этом направлении…

Но всё со временем приедается. В конце концов, у Уильяма Уайльда была семья, которую он не собирался бросать. Все реже он стал приглашать Мэри. А та требовала к себе такого же повышенного внимания!

Началось подлинное преследование. Однажды на улице миссис Уайльд, которая уже догадалась обо всем, нелюбезно спросила:

— Вы что, хотите забрать моего мужа?

Фыркнув, мисс Треверс ушла прочь. Но на следующий день написала любимому письмо, в котором очень жаловалась на резкую и злую миссис Уайльд. К посланию прилагалась фотография. И эту карточку Мэри отправили назад с запиской: «Доктор Уайльд вынужден просить вас не беспокоить его».

Всё было конечно! Уильям Уайльд не раз давал Мэри это понять. Но она продолжала искать встреч. А когда ее снова резко осадили, принялась писать предмету своей страсти очень гневные и злые письма.

— Послушай, — однажды не выдержал Уильям, — я дам тебе денег. Ты сможешь начать новую жизнь. Лучше в другом месте. Давай договоримся об этом?

— Хорошо. – улыбнулась Мэри. – Я поеду в Австралию. Это далеко и там, говорят, легко устроиться.

В тот вечер в доме Уайльдов открыли бутылочку игристого. Все думали, что проблема решена: Мэри взяла деньги. Однако молодая особа и не думала приобретать билет. Она просто купила множество новых платьев и осталась на месте.

А когда разозленный Уильям Уайльд пообещал снова купить билет на корабль и даже сопроводить Мэри до гавани, та разразилась громкими рыданиями.

В тот самый прекрасный 1864 год, когда Уильям стал «сэром», Мэри Треверс решила его сокрушить. От любви до ненависти, как известно, один шаг.

Она опубликовала памфлет, в котором рассказывалось, как некий очень известный доктор усыпил девушку хлороформом, а потом воспользовался ею. Имена были другие, но намек был очевиден. Затем Мэри пошла дальше – она рассказала газетчикам «свою историю».

Леди Уайльд была возмущена до глубины души: ее мужа поливали грязью, она сама представала не в лучшем виде. Будучи горячей сторонницей Уильяма (несмотря ни на что), она написала отцу Мэри, в котором очень просила его вмешаться.

Рассказ был подробным: об отношениях с Уильямом, о преследовании, о деньгах… Конечно, семья решила приструнить Мэри. И тогда она в ответ на письмо леди Уайльд подала на нее в суд.

На суде Мэри настаивала – леди Уайльд клевещет на нее. А ведь Мэри – пострадавшая сторона! «Он погружал меня в сон и пользовался», — всхлипывала девушка, говоря про Уильяма Уайльда. Присяжные раскрывали рты. Знаменитый врач! Его же собственная пациентка! Ну да, ну да, про этого Уайльда много интересного говорят…

Иными словами: дело принимало очень нехороший оборот…

Когда вызывали Уильяма, он не явился. Уперся: ни за что! Это сочли неуважением к суду, и присяжные очень скоро стали склоняться в сторону Мэри. И она выиграла дело против леди Уайльд!

Та должна была заплатить ей судебные издержки в размере 2 тысяч фунтов и крошечную компенсацию за клевету. Самое любопытное, что главный вопрос, из-за которого и началась вся эта шумиха, остался словно бы в стороне. Подумаешь, воспользовался…

Насколько клеветала Мэри Треверс – сказать сложно. Скорее всего, она специально выставила себя пострадавшей, чтобы навредить Уильяму Уайльду. Надо сказать, что ей это удалось – он лишился практики и еще долго успешного доктора отказывались принимать в приличных домах.

Здоровье его было подорвано из-за этого громкого дела. В 1876 году Уильям скончался. Жена пережила его на двадцать лет, занимаясь детьми и сочинительством (она была очень талантливой женщиной). И вы наверняка знаете одного из детей этой пары – это знаменитый Оскар Уайльд!

Любопытно, что в его жизни тоже было место делу о клевете. Но об этом как-нибудь в другой раз.

Оцените статью
«Он погружал меня в сон и пользовался»
Закончить с блондинкой