Он был звездой, но оказался в тюрьме по статье, за которую могли расстрелять. Непростой отрезок жизни актера Бориса Сичкина

Чтобы обрести славу, Борису Сичкину пришлось преодолеть длинный и тернистый путь. Он был участником Великой Отечественной войны, пройдя ее в составе фронтового ансамбля. Находился в длительном ожидании достойных ролей, а свою карьеру в кино начал когда перевалило за 40.

Как и многие артисты, Сичкин начинал карьеру в кинематографе с незначительных второстепенных ролей. К середине 60-х за плечами было всего три малозаметных картины. В 1966-ом ему выпал счастливый билет в виде Бубы Касторского — яркого персонажа из серии фильмов о «Неуловимых мстителях». Именно образ лихого чечеточника сделал Бориса Михайловича по-настоящему знаменитым.

Многие актеры часто становятся заложниками одного образа. Отчасти подобное произошло и с Сичкиным. Но вероятнее всего Борис Михайлович этого совсем не боялся. Буба Касторский стал для артиста своего рода вершиной — в этой роли он показал все. Вместо того чтобы предпринимать попытки избавиться от образа, Сичкин начинает его варьировать. Тому доказательство его работа в картинах «Варвара-краса, длинная коса», «Интервенция» и «Пятьдесят на пятьдесят».

Справедливости ради хочется сказать, что ни одна из ролей в этих фильмах не была столь же яркой, как Буба Касторский из «Неуловимых…». Вообще за последующие 7 лет в кино ни один из его героев не вызывал похожих эмоций. Не просто так артисту неоднократно отказывали во вступлении в Союз Кинематографистов.

Возможно, история могла сложиться иначе, но Сичкин поссорился с режиссером Эдмондом Кеосаяном и потерял возможность сняться в «Короне Российской империи…».

Когда карьера постепенно начала идти на спад, актер не растерялся и решил по максимуму воспользоваться своей сильной стороной. Он органично смотрелся на эстраде, поэтому начал колесить по стране с кабаретными номерами. К сожалению у этого были неприятные последствия…

Для полноты картины стоит вспомнить фигуру Эдуарда Смольного — ныне забытого концертного администратора, через которого прошли многие звезды эстрады. В то время было обычным явлением устраивать «левые» концерты, когда выручка шла мимо государственной казны, прямиком в карманы администратора и артиста. Подобным грешили практически все, а посадили только Сичкина.

Обычно вся вина сваливалась на администраторов. Когда шло разбирательство, Борис Михайлович пересекался с неким администратором Гильбо. По словам актера тот был рад оказаться в тюрьме, ведь не имея судимости, он выглядел среди других администраторов белой вороной.

Первым под прицелом следователей оказался Эдуард Смольный. По словам Сичкина от него потребовали взятку. Смольный отказался и был арестован. В октябре 1973-го Тамбовская прокуратура вызвала Сичкина на допрос. Борис Михайлович поехал прямо со съемочной площадки фильма «Неисправимый лгун», в надежде уладить вопрос за пару дней. Но следователь Терещенко решил арестовать и его.

Артиста обвинили по статье 93, за которую давали от 8 лет тюрьмы и до расстрела. Следствие придерживалось версии, что в 1969-ом году, когда Сичкин гастролировал с концертами по Тамбову, ограбил государство на 30.000 рублей. Якобы сборные концерты, в которых участвовали многие артисты, Смольный проводил как театральные и выплачивал Сичкину двойной гонорар — как актеру и режиссеру.

Борис Михайлович не признавал своей вины, утверждая, что если и получил больше денег, то это нужно рассматривать с точки зрения ни хищения, а переплаты. А в переплате виноваты исключительно администраторы, а не артисты, без лишних вопросов забравшие деньги.

В конечном итоге Сичкин просидел в тюрьме больше года, дожидаясь судебного заседания. И вот, уже на суде уголовное дело развалилось, во многом из-за халатной работы следователя Терещенко. Дальше совсем удивительные вещи. Было доказано, что за свои концерты Сичкин получал меньше положенного, а сумма в 30 тысяч, указанная в обвинении — видимо выпала из поля зрения…

Прокурор потребовал для актера 8 лет колонии, но обвиняемых освободили из-под стражи в зале судебного заседания, а дело отправили на доследование. Его закрыли лишь через 3 года, а следователя Терещенко понизили.

После случившегося Борис Михайлович мог забыть о концертах и съемках в кино. В конце 70-х он отправился в эмиграцию, где и продолжил свое творчество.

Оцените статью
Он был звездой, но оказался в тюрьме по статье, за которую могли расстрелять. Непростой отрезок жизни актера Бориса Сичкина
Увёл жену у Андрея Краско и счастлив с ней до сих пор: зигзаги судьбы Игоря Скляра