«Никита Михалков семью не захотел бросать». Валентина Теличкина — откровенно о фиктивном браке, романах на съёмках и низкопробных ролях

— Я погружалась в сказочный мир, воображая себя то Золушкой, которая ищет встречи с прекрасным принцем, то Царевной-лягушкой, готовой в любой момент сбросить лягушачью шкуру и поразить всех сияющей красотой.

Я выросла среди сказок, и неудивительно, что этот фантазийный мир мне казался лучше реального, — рассказывала Валентина Теличкина о своей детской мечте стать актрисой.

Я была просто счастлива, потому что попала в дивную Москву на чудный курс

Эта замечательная актриса родилась 10 января 1945 года в селе Красном Горьковской области. Валя была седьмым ребёнком в простой семье: отец работал слесарем, а мама продавцом. Семья пережила тяжёлые времена до рождения будущей артистки, так как отца раскулачили, дом отобрали, его приговорили к расстрелу.

Теличкина рассказывала, как много лет спустя ей прислали документы из архива по делу отца. Там был список отобранного добра: земля, дом, корова, 5 метров ситца, один ковер. Несметные богатства? К счастью, отца не расстреляли. Он никогда не жаловался на жизнь и считал себя очень счастливым человеком, у которого главное богатство  его любимые и любящие жена и дети.

Валентина обожала папу, советовалась с ним во всём и слушалась его беспрекословно. Однако, сильно обиделась на него два раза в жизни! И в первый раз, когда он сказал, что категорически не согласен с её выбором  стать актрисой, мол, надо думать о более серьёзной профессии.

А девчонка хорошо пела, играла на гитаре, танцевала, занималась в драмкружке, участвовала в спектаклях. Да она уже не мыслила себя без сцены и родителя ослушалась.

В 1963 году Валя поступила во ВГИК и уже на третьем курсе снялась в фильме «Таёжный десант» режиссёров Владимира Краснопольского и Валерия Ускова. Родители к тому времени смирились с выбором дочки, слушая, как она увлечена учёбой.

— Тогда хлеб был бесплатный — и это очень помогало, так как я жила на стипендию. Хлебушек ела досыта, не боясь растолстеть. Я была просто счастлива, потому что попала в дивную Москву на чудный курс. Конечно, у меня были комплексы, но не по поводу моей провинциальности.

Я каждый день благодарила судьбу, не верила, что я не просто учусь, а мне еще за это платят. На стипендию я спокойно выживала два года, пока не начала сниматься. Я была счастлива, что каждый день могу ходить бесплатно в театр по студенческому билету, в Третьяковку, в музеи.

Всё было сказкой! Во время моей учёбы во ВГИКе подобрался действительно дружный курс: Катя Васильева, Валера Рыжаков, Наташа Рычагова.

В 1967 году Теличкина снялась в фильме Сергея Герасимова «Журналист». Роль её тёзки Вали принесла молодой актрисе известность, и Теличкиной удалось не стать заложницей одного образа.

— Валю я сыграла, можно сказать, с перепугу — профессионализма совсем не было. Но потом долгое время доказывала, что я — не Валя. Ведь сразу после рабочих просмотров фильма на киностудии режиссеры стали предлагать мне варианты того же самого образа. Интуиция спасла меня от опасности стать актрисой «одной роли».

Этот фильм посмотрели и в родных краях. Но односельчане выговаривали отцу Валентины:

— Валя-то в деревне первой девкой бы была! Зачем уехала? Ведь что за роль у неё? У всех роли как роли, а она играет какую-то пыльным мешком стукнутую.

Отец отмалчивался… А потом пошли статьи с отзывами кинокритиков, с письмами зрителей, было много хороших слов в адрес Валентины, и её папа гордо показывал соседям эти вырезки: «Вот видите, хорошо дочка сыграла!»

В том же году Теличкина появилась на экране в роли деревенской девушки Наташи в ленте «Осенние свадьбы».

— Когда у нас начался подготовительный период, я уже стал просто умирать от количества тех молодых актрис, которых мне пришлось посмотреть, — потому что они все были талантливые, все молодые, все красивые — но они все были не из нашей картины, — вспоминал режиссёр Борис Яшин. — И наконец, пригласили…

Валентину Теличкину на репетицию, на фотопробы, на кинопробу. Единственное, что я запомнил, это — вошла героиня нашей картины. Меня как молния поразила: я понял, что это она. Потом были всякие недоумения, соприкосновения, нащупывания друг друга… но в результате оказалось, что первое чувство было верным.

А какие великолепные и разноплановые роли у Теличкиной в фильмах «Незабудки» Льва Кулиджанова, «Начало» Глеба Панфилова, «Не может быть!» Леонида Гайдая, «Пять вечеров» Никиты Михалкова, «Трясина» Григория Чухрая, «Васса» Глеба Панфилова, «Где находится нофелет?» Геральда Бежанова!

— Когда говорят, что актрисы проникают в кино через постель, — это всё чушь. Я никогда не вводила в грех режиссёров. Только потому, что я их никогда не хотела оскорбить, тем самым оскорбляя себя, — объясняла Валентина. — Это не значит, что режиссеры в меня не влюблялись. Я знаю, что это было.

Но они меня приглашали сниматься и второй, и третий раз только потому, что наши отношения ничем не были омрачены. Наверное, у каких-то режиссёров могла быть ущемлена гордыня: мол, я такой, а она еще кочевряжится. Но если даже такое возникало, это всё перекрывалось тем, что я могла что-то в своём деле.

Валентине Ивановне — 79 лет, интервью она даёт крайне редко. Поэтому было очень приятно увидеть её у Бориса Корчевникова в его программе «Судьба человека», где ведущий с присущим ему тактом расспрашивает гостей и о профессии, и о личной жизни.

Теличкина немного пооткровенничала, рассказав о своих любовных увлечениях и прокомментировала сплетни о многочисленных романах с коллегами по цеху.

У меня был один скверный анекдот и один роман на всю жизнь

Во время учёбы во ВГИКе Валентина категорически отказывала молодым людям в ухаживаниях.

— Конечно, мной увлекались! Да мне в селе уже предложение сделали, когда мне 16 лет было. Я всем говорила — не надо за мной ухаживать. Однокурсники оформляли фиктивные браки, а для меня москвичи не существовали.

Я не хотела, чтобы их мамы думали, что какая-то провинциалка претендует на их жилплощадь. И Господь мне подарил не москвича, который тоже не хотел жениться на москвичке, чтобы не думали, что он сделал это из-за прописки, — пояснила актриса.

Но до того как встретить этого не москвича, ставшего её судьбой, Теличкина попала в западню манипулятора, умело расставившего силки. Влюбилась сильно! И вот тогда она обиделась на папу во второй раз. Отец приехал в Москву в гости к дочери, она познакомила его со своим любимым, и мужчины мирно проговорили о чём-то целый час.

— Дочка, вот что я тебе скажу, — вздохнул отец. — Я ни от чего отговаривать тебя не буду, но этот человек не любит тебя. Он никого не любит, кроме себя.

Валентине не хотелось верить отцу, но со временем она включила мозг и стала более трезво смотреть на вещи.

— Сейчас для таких манипуляторов есть слово «абьюзер». Таким и был тот мужчина, применявший моральное насилие. Я сейчас говорю, что этот мой первый роман и романом-то не был. Так, скверный анекдот, как оказалось.

А потом я встретила моего золотого и подумала: «Как же он похож на папу! Такой же умный, терпеливый, цельный». Так что у меня был один скверный анекдот и один роман на всю жизнь.

Актриса была абсолютно счастлива с архитектором Владимиром Гудковым. Они познакомились в 1972 году, позже зарегистрировали брак, родился сын Ваня. Иван Гудков окончил МГИМО, работает, у него всё хорошо, он женат и воспитывает троих детей. Семья вместе пережила тяжёлую утрату: в 2021 году Владимира Гудкова не стало.

— Мы жили душа в душу все 50 лет. И у нас получился такой дивный сын, — сказала актриса Корчевникову.

Говорили, что я влезла в семью, где был ребёнок

Каких только не приписывали романов Валентине Теличкиной! Она рассказала, что друзья иногда присылают ей ссылки на статьи, и она с удивлением узнает: и с этим роман был, и с тем…

Особенно настойчиво молва определяла ей в любовники Геннадия Королькова. Артисты вместе снимались в картинах Марка Осепьяна «Три дня Виктора Чернышёва» и Игоря Добролюбова «Потому что люблю».

— Говорили, что я влезла в семью, где был ребёнок. Там был не только ребёнок, у него была такая шикарная жена, — улыбалась Теличкина. — Женатые для меня не существовали в плане симпатий и намеков.

Кто-то считал актрису необыкновенно привлекательной женщиной, кто-то хмыкал, мол, ничего особенного! А Валентина лишь пожимала плечами:

— Фотогеничность у меня есть, хотя и тут все зависит от оператора — иногда в кадре выгляжу ужасно. А вот красивой себя не считаю и к званию «секс-символа Союза» всегда относилась спокойно.

Мне кажется, что я всего-навсего не самый большой урод на этом свете. К комплиментам о внешности я отношусь спокойно. Мне гораздо приятнее, если отмечают какие-то мои человеческие черты, находят, что не дура.

Теличкина опровергла слухи и о романах с Никитой Михалковым, Александром Панкратовым-Чёрным, Родионом Нахапетовым и Сергеем Никоненко.

— Я люблю наших людей: у них такая фантазия! Им достаточно самого безобидного общения, чтобы уже такую фантазию сочинить, — прокомментировала сплетни актриса. — Про Михалкова писали, что был у него со мной бурный роман, но «Никита Михалков семью не захотел бросать»! У него, мол, уже второй брак, и он решил обуздать страсть.

Нарисовала сыну жену

В 90-е настали тяжёлые времена, в том числе и для кинематографа. Теличкину не забывали, но она смотрела сценарии и отказывалась.

— Все предложения 90-х были связаны с тем, что я должна была обнажаться, — объясняла актриса. — Я им отвечала: «Подождите уж, вот будет мне лет 70, придет маразм, тогда я и соглашусь, буду голой кувыркаться!»

У Валентины начались сильные головные боли. Сейчас она понимает, что развилась депрессия, но тогда ей и в голову не приходило, что нужна помощь врача.

— Подруга меня потащила к знаменитому психотерапевту. Он мне поставил этот диагноз. Ну а в православии это называется уныние, смертный грех. Не хотелось никого видеть. Я считаю, что меня спас сын.

Долгое время просто жила на силе воли, потому что понимала, что нужна ему. Его надо было встретить из школы, проводить, накормить, поговорить с учителями. Он же школьником тогда был, — вспоминала Теличкина.

Врач посоветовал ей заняться тем, что приносит радость, а Валентина любила рисовать. Он велел ей каждый день приносить ему акварельные рисунки. Вот так, уделяя время себе, найдя источник удовольствия в творчестве, Теличкина ожила.

— Теперь я каждый день молюсь, что мне Господь Бог вложил кисть в руки и я рисую то, чего мне недостает в жизни. Не хватает ярких картин, так я сама их нарисую. Для любого артиста очень важно признание.

Жестокость профессии заключается в том, что никому не докажешь, какой ты артист, когда тебя никто не видит. Артист — только то, что ты можешь показать здесь и сейчас, потому что народилось поколение, которое может тебя не знать. Но я никогда не придавала значения сиюминутному успеху, — рассказывала актриса.

А ведь она нарисовала сыну жену! Иван давно уже стал взрослым, но не складывалось с личной жизнью, всё искал свою единственную. И тогда Валентина Ивановна стала рисовать девушек, красивых, добрых, умных.

— Я нарисовала вот эту картину, а через три дня Иван неожиданно сказал, что приведёт знакомиться девушку, — вспоминала Теличкина. — Посмотрите, как похожа! Как я счастлива и рада за сына, эта красавица родила ему троих детей, моих любимых внуков.

Кино не исчезло из жизни актрисы — в начале нулевых Валентина напомнила зрителям о себе, появившись на экране в роли матери Саши Белого в «Бригаде». Мать героя Сергея Безрукова Теличкина вновь сыграла в «Есенине». В дальнейшем она изредка соглашалась сниматься в добрых ролях. Например, в «Огороде» её героиня находит любовь в зрелом возрасте.

— Я рада, что востребована. Но если меня приглашают просто «похлопотать лицом», конечно, это мне не нужно. Потому что, слава Богу, идут еще и советские фильмы, и российские фильмы, в которых есть достойные мои работы.

Выбирая новую роль, нужно взвешивать, что тебе важнее — роскошная жизнь или достойная жизнь. Никогда я не буду чувствовать себя достойно, если буду в какой-то пошлости сниматься.

От Валентины Теличкиной исходит тепло. Слушаешь её рассказы о семье, творчестве, Боге и чувствуешь, сколько добра и силы в этой замечательной актрисе. Здоровья Вам и радости, дорогая Валентина Ивановна!

Оцените статью
«Никита Михалков семью не захотел бросать». Валентина Теличкина — откровенно о фиктивном браке, романах на съёмках и низкопробных ролях
Аль Бано и Ромина Пауэр: к чему привела трагедия, случившаяся с их дочерью