Несломленная: Патрисия Нил. На её долю выпало столько испытаний, что хватило бы на десять жизней

Он плеснул себе в стакан немного скотча, всего на два пальца. Потом подумал и налил целый стакан. День только начинался. Его жена не вышла к завтраку. Это не сулило ничего хорошего. На этот раз он крепко влип и она его не простит.

Роальд Даль, известный писатель, пил, не пьянея, а та, которую он называл «она», его жена и знаменитая актриса Патрисия Нил, паковала чемоданы.

Мысли лихорадочно крутились в голове Патрисии. Но ради чего, собственно ей уезжать из их общего с Роальдом дома, когда виновата-то не она? Пусть сам убирается на все четыре стороны!

Патрисия присела на диван — на глаза наворачивались слезы, но она всегда считалась сильной женщиной и давно запретила себе плакать. В Голливуде миссис Нил славилась своим железным характером, но сейчас она готова была разреветься, как девчонка или перебить всю посуду в доме…

Подумать только: тридцать лет! Тридцать чертовых лет… И что в итоге? Чувство брезгливости, стыд и ощущение, что все было напрасно. Муж находился в двух шагах от нее, в гостиной, а было ощущение, что он на другом краю света. После того, как она все узнала, между ними пролегла пропасть. Пэт взяла сигарету и закурила.

Роальд за спиной Патрисии встречался с ее лучшей подругой Фелисити Д’Абро. Фелисити была моложе Роальда на двадцать лет. И, зная несгибаемый характер Патрисси, Фелисити постаралась, чтобы та все узнала.

Судя по всему, этот роман продолжался довольно долго. Семейная жизнь оканчивалась ужасно. И самым скверным было то, что в прошлом была большая, совершенно необыкновенная любовь — что же они с ней сделали?

Пэт устало закрыла глаза. Тридцать два года назад, в 1951-м, знаменитый драматург Лилиан Хеллман устроила званый обед. В ее гостиной за изысканно сервированным столом собралось множество известных людей.

Писатель Роальд Даль оказался за столом с молоденькой Патрицией Нил — актрисой, ставшей притчей во языцех всех Соединенных Штатов.

Хорошенькая шатенка с зеленовато-карими глазами и очаровательной улыбкой уверенно делала блестящую карьеру, но прославилась она благодаря своему скандальному роману с Гэри Купером.

За два года до описываемых событий на съемках фильма «Источник» 21- летняя Патриция впервые в жизни без памяти влюбилась в самого на тот момент востребованного актера Голливуда, который был старше ее на четверть века и женат, однако уверял, что его брак давно превратился в пустую формальность. Чувства были взаимными.

Купер даже увез Нил на Кубу к своему другу Эрнесту Хэмингуэю, чтобы там объявить об их помолвке. Но жена Купера Вероника заявила, что никогда не даст Куперу развод и пообещала испортить, даже разрушить его карьеру. Фильмы с его участием не делали бы прежних сборов.

Почувствовавшие запах скандала журналисты трепали имя звезды, словно голодные псы: «Гэри Купер предал жену и дочь», «Стареющий ловелас завел молоденькую любовницу», «Какой пример подает Купер зрителям?»

Заголовки били как пощечины, а после развода с женой Купера публика и репортеры наверняка разорвали бы его на куски. Более того, стало известно, что Патрисия ждет от Купера ребенка.

Прессинг оказался настолько сильным, что Купер сломался. Ему нужно было что-то решать, и он трусливо сделал свой выбор: вернулся в семью. Пресса и голливудские магнаты простили его.

После того как жена Купера назвала Пэт непечатным словом, а его дочь Мария на публике плюнула в Патрицию, против нее ополчились все. Под влиянием общественного мнения молодая актриса вынуждена была расстаться с Купером и под его давлением сделать аборт в октябре 1950 года.

Для Патрисии это стало ударом. Мисс Нил окрестили разлучницей и злодейкой, разбившей образцовую семью.

Она совершает мужественный поступок: покидает Голливуд и уходит на театральные подмостки на Бродвея. Чтобы забыть личную драму, Пэт окунулась в светскую жизнь.

В этот непростой для себя период она встретила Роальда Даля. Роальд, начинающий писатель норвежского происхождения (автор многих книг, впоследствии экранизованных в Голливуде — «Чарли и шоколадная фабрика», «Гремлины», «Матильда»), только-только вошедший в моду, понравился Патрисии с первого взгляда.

Ростом под два метра, сдержанный викинг с пронзительными светлыми глазами, уверенный и своенравный. От него прямо таки исходила волна спокойствия и надежности. Роальда не смутило скандальное прошлое Патрисии. Лилиан неспроста усадила их рядом: похожий на героя скандинавской саги Даль и хрупкая Патрисия казались идеальной парой.

Даль лез из кожи вон весь вечер, пытаясь рассмешить грустную красивую соседку, в которую он влюбился с первого взгляда.

В 1953 году Роальд и Патрисия поженились. Жизнь Патрисии наладилась. Рядом был любящий и готовый ее поддерживать талантливый муж, она наслаждалась семейным счастьем.

В 1955 году у супругов родилась дочь Оливия, названная в честь героини «Двенадцатой ночи» Уильяма Шекспира, любимой пьесы Пэт. Через два года после Оливии появилась дочь Шанталь София, а через пять лет родился сынишка Тео.

Несмотря на наличие детей, Патриция Нил рискнула вернуться в Голливуд и снялась в фильмах «Лицо в толпе» (Марша Джеффрис), «Завтрак у «Тиффани» (Эмили Юстас «Туи» Фейленсон).

Все складывалось удачно. Патрисия стала востребованной актрисой. Но ее актерскую карьеру прервала трагедия.

…В декабре 1960 года няня четырехмесячного малыша Тео отправилась на прогулку. Она шла, толкая перед собой коляску. Обоих сбило выскочившее из-за угла такси. Ребенок получил тяжелейшую черепно-мозговую травму.

Врачи давали самые пессимистичные прогнозы. А когда Тео выжил, доктора сомневались, что он будет развиваться как его здоровые сверстники: у ребенка прогрессировала гидроцефалия.

Патрисия и Роальд приложили все усилия, чтобы вылечить ребенка. Отец ребенка, детально разобравшись в медицинских проблемах, принял участие в разработке WDT-клапана, устройства, которое применялось при гидроцефалии для нормализации ликворного оттока.

Клапан Уэйда — Даля — Тилла был запатентован в 1962 году в результате сотрудничества Даля, инженера-гидравлика Стэнли Уэйда и нейрохирурга Кеннета Тилла. Ребенок был спасен.

Но это было только начало испытаний, которые выпали на долю Патрисии. В ноябре 1962 года семилетняя Оливия пришла из школы и протянула матери записку, информирующую о вспышке кори в школе. Девочка чувствовала себя хорошо.

Встревоженная Пэт связалась со своим родственником Эшли Майлзом, который отправил им гамма-глобулин, использовавшийся для повышения иммунитета детей против кори.

Майлзу удалось достать одну дозу лекарства, которое родители решили использовать для маленького Тео, состояние здоровья которого внушало опасения.

Нил вспомнила в своей автобиографии, что Майлз сказал: «Пусть девочки заболеют корью… Это будет хорошо для них» (считается, что лучше перенести инфекцию в детстве для приобретения стойкого иммунитета, поскольку корь опасна для беременных женщин). Вакцины от кори тогда еще не было.

Оливия заболела корью, и в течение нескольких дней у нее была небольшая лихорадка и озноб, но самочувствие оставалось нормальным. Она была весела и даже одержала победу в игре в шахматы с отцом.

Через день девочка потеряла сознание, у нее начались судороги. Оливия была доставлена ​​в больницу Сток-Мандевиль, где ей был поставлен диагноз «коревой энцефалит».

Она скончалась на следующий день, 17 ноября 1962 года. Когда позвонил врач и сказал Пэт, что ее дочь мертва, то она не поверила и все повторяла и повторяла: не мерзнет ли ее девочка…

Супруги были вне себя от горя и от самоубийства их спасло то, что нужно было заботиться о Тео и Софии. Смерть Оливии потрясла родителей.

«Я посвятил две свои книги Оливии, первой была «Джеймс и гигантский персик». Тогда она была еще жива. Второй стала «Большой и Добрый Великан», посвященная ее памяти после того, как она умерла от кори. Вы увидите ее имя в начале каждой из этих книг. И я знаю, как она была бы счастлива, узнав, что ее смерть помогла спасти от болезни и смерти множество других детей» — говорил Роальд Даль.

Жизнь продолжалась и вскоре супруги снова стали родителями. 12 мая 1964 Патрисия родила девочку, которую назвали Офелия Магдалена. В том же году Патрисия получила свой «Оскар» за лучшую женскую роль в фильме «Хад».

Меньше чем через год беда пришла за самой Патрисией. Она тогда снова ждала ребенка. Ей предложили отличную роль в Голливуде и она согласилась.

Однажды вечером, на втором месяце беременности, она почувствовала себя нехорошо: закружилась голова, стены заходили ходуном, пол сорвался с места и ринулся вверх, а потом свет померк в глазах, и она не помнила, что было дальше.

Дальше был инсульт на фоне аневризмы сосудов головного мозга (суммарно — всего три разрыва сосудов!). Три недели Пэт пролежала в коме.

Патрисия превратилась в овощ. Врачи не давали Роальду никаких гарантий. Газеты поспешили заявить, что беременная Патрисия Нил скончалась в больнице и опубликовали некролог.

Вскоре сознание к Пэт вернулось, но она начисто разучилась ходить и говорить. Специалисты разводили руками. И тут за дело взялся Роальд. Он не отходил от постели Патрисии. Изводил диковинными, им же изобретенными шестичасовыми упражнениями, заставлял заниматься с ней друзей и даже соседей.

И произошло чудо: через несколько месяцев Пэт заговорила, а еще спустя некоторое время сделала первые шаги.

После инсульта Патрисия едва заметно хромала на правую ногу и с трудом запоминала имена. Восстановление было практически полным.

4 августа 1965 года родился пятый ребенок Пэт и Роальда — Люси. Девочка родилась абсолютно здоровой. Вскоре Патрисия вернулась в кино и была номинирована на » Оскар» за лучшую роль второго плана в фильме «Если бы не розы» в 1969 году.

К жизни ее вернула любовь, и она была счастлива с Роальдом. Счастью не мешали даже частые ссоры — что поделать, у обоих были сильные и властные характеры.

Психологи говорят, что любовь сохраняется не дольше трех лет, а они прожили вместе тридцать: любовь перешла в привычку, затем привычка стала рутиной. А характеры остались такими же, и ранили супруги друг друга все больнее.

И вот теперь, собрав вещи, Патрисия уходила в другую жизнь. Фотографии и письма пусть сгорят в камине, брошка, которую Роальд подарил в Париже, и серебряная заколка из Лондона — в мусорное ведро, шкатулка составит им компанию…

На помойку все это, в ее жизни более нет места ничему, связанному с Роальдом Далем. Ни одна вещь не должна ей напоминать о прошлом.

Роальд пытался разобраться — чего он хочет и которая из двух женщин ему дороже.

На одной чаше весов — тридцатилетняя привязанность, общие привычки, четверо взрослых детей и , что греха таить, грядущая старость. На другой — возможность перемен, на которые он не рассчитывал.

Оцените статью
Несломленная: Патрисия Нил. На её долю выпало столько испытаний, что хватило бы на десять жизней
7 редких исторических фотографий коренных женщин Северной Америки