«Не забывай меня, папа»

Старое платье открывало больше, чем положено, по комнате гуляли сквозняки, от голода ныло внутри, но она ходила из угла в угол, надиктовывая слова. «Не забывай меня, папа», — умоляла она, не решаясь сказать большее.

Наконец, стирая выступившие слезы, Перхта запечатала письмо сургучом. Теперь ей оставалось лишь дождаться ответа…

В 1429 году в семье одного из самых богатейших людей Чехии родилась девочка, названная в честь тетушки Перхтой. Ольдржих Хромой Волк, ее отец, слыл дворянином хитрым и дальновидным. Он стремился упрочить положение рода, не считаясь с препятствиями. И, воспользовавшись ослаблением королевской власти, установил контроль почти над всей южной частью государства.

Однако, как это часто бывает, стремясь обеспечить благополучие потомков на столетия вперед, Ольдржих Рожмберк мало заботился о собственных детях — не хватало ни времени, ни сил. А потому, когда его жена Катержина, изнуренная многочисленными родами, в 1434 году скончалась, оставив его с 6 детьми на руках, он отдал маленькую Перхту и двух ее сестер под опеку тетки. Женщина лучше позаботится о детях!

Девочки выросли в семейном замке в Чески-Крумлове, ни в чем не зная нужды. Отец не уделял им много внимания, погруженный в политические и финансовые авантюры, однако с лихвой компенсировал это дорогими нарядами и драгоценными подарками. Шитые золотом платья, украшения, созданные лучшими ювелирами, радовали глаз и согревали душу.

За простыми занятиями — вышиванием, прогулками, чтением Библии — дни летели стремительно и незаметно. Девочкам уже было около 20 лет, когда Ольдржих Рожмберк решил выдать их замуж. На примете у него был Иоганн фон Лихтенштейн, знатный, но не слишком богатый дворянин.

Старшую дочь — свою любимицу Анежку, которой дозволялось больше, чем другим, — Ольдржих отдавать в чужие края не захотел. А потому предназначил жениха средней — златовласой Перхте.

К весне 1449 года все было обговорено: заключен договор, определен размер приданого. Вскоре сыграли и свадьбу, и Перхта отправилась в Микулов, родовой замок мужа.

Однако семейная жизнь не заладилась с самого начала. После бракосочетания Иоганн фон Лихтенштейн вдруг выяснил, что огромная сумма приданого будет выплачена ему не сразу, а по частям. Ольдржих, чьи дела к этому времени пошатнулись, то ли не мог, то ли не хотел отдавать все деньги за дочь.

Начавшийся еще до отъезда скандал продолжился уже в карете, увозившей молодоженов в родовое гнездо мужа — в Микуловский замок. Тихая Перхта терпела злые упреки: она и не догадывалась, что кошмар для нее только начался.

Дома разъяренный Иоганн передал ненавистную жену, которую взял лишь из-за денег, на попечение матери и двух своих сестер, которые не испытывали к ней ни капли сочувствия. Бедную женщину поселили в крохотной комнатке, насквозь продуваемой бродившими в замке сквозняками.

Ни отопления, ни горячей еды, ни дорогих платьев — новая жизнь оказалась сущим ужасом. Перхта никогда не знала нужды, и подумать не могла, что придется столкнуться с такой жестокостью. Ее лишили даже одеял, зато выдали перо и чернила…

Так распорядился муж в надежде, что слезные письма от Перхты растрогают старого Ольдржиха и поспособствуют скорейшей выплате приданого.

Отчаявшаяся Перхта писала отцу, что тоскует по дому и молила не забыть ее и не оставить на произвол безжалостного Иоганна. Но долгожданный ответ не порадовал: «Дочь моя дорогая, будь здорова, отбрось всю тоску, будь веселой и в хорошем настроении!» — отвечал ей заботливый Ольдржих. «Избавь меня от этих злых людей«, — уговаривала Перхта брата, но и тот отказался ей помочь.

Напрасно бедняжка жаловалась на плохие условия, на ссоры со свекровью, на то, что муж поднимает на нее руку и клянется отравить…Родные не хотели, а, возможно, и не могли ей помочь.

Лишь в 1452 году Перхта смогла ненадолго вырваться из ненавистного Микулова: муж отпустил ее на свадьбу младшей сестры. После торжества несчастная женщина не хотела обратно домой: там ее вновь ждал ад. Однако Иоганн требовал ее возвращения. И он был в своем праве: выйдя замуж, Перхта стала его собственностью, и распоряжаться ею он мог по своему усмотрению.

Слухи о жестоком обращении Иоганна фон Лихтенштейна с женой дошли даже до чешского короля Иржи Подебрадского, который приказал ему оставить женщину в покое. Но неистовый дворянин, мстя за свои неоправданные надежды, не смилостивился над женщиной. Даже продукты для своего стола она была вынуждена покупать на те деньги, что присылали братья.

За Перхту вступалась даже ее служанка, упросившая писца отправить письмо в Крумлов: «Госпожа Перхта страдает от жестокости […]. И чем она покорнее, тем хуже обращаются с ней муж и свекровь. Она сказала мне, что хочет попросить у Вашей Светлости пуховое одеяло и покрывало. Дорогой господин, пришлите ей поскорее, потому что свекровь не хочет одолжить ей ни одного перышка».

История гласит, что Иоганн фон Лихтенштейн не смягчился к жене, несмотря на рождение 2 детей. Ни сын, ни дочь от нелюбимой женщины его не обрадовали. Свободу Перхта обрела лишь в 1473 году, когда ненавистный муж скончался.

Ходили слухи, что перед смертью он просил прощения за причиненные боль и унижение, опасаясь, что в загробной жизни будет обречен на вечные муки. Но Перхта отказалась его простить. И тогда Иоганн, так и не раскаявшийся в своих поступках, проклял ее, отходя в мир иной.

Перхта уехала из Микулова, но недолго наслаждалась вдовством. Пережив обоих детей, она умерла в 1476 году в возрасте 47 лет. Однако так и не обрела покоя. Вскоре в Крумлове пошли слухи о том, что призрачная госпожа Перхта бродит по замку, а иногда и выходит в город.

Люди шептались, что она шествует неспешно, как и подобает стареющим вдовам, звеня связкой ключей на поясе. Если на ней надеты белые перчатки, значит у встретившего ее человека жизнь сложится успешно. Если черные — он вскоре умрет.

Тень Перхты легла и на другие владения семьи. Говорят, в последний раз ее видели в самом замке Рожмберк во время его оккупации в период Второй мировой войны. Когда немцы решили поднять над замком свой флаг, призрачная дама возникла перед ними, напугав солдат до дрожи. Во второй раз вывесить флаг они не решились.

Оцените статью
«Не забывай меня, папа»
Три брака и конфликт с дочерью: любовь и боль Алексея Петренко