«Навязчивый поклонник»

Фани не могла больше этого выносить: казалось, от одного голоса губернатора у нее начинаются приступы страшной мигрени.

Весь город уже смеялся над её отчаянными попытками избежать встречи с навязчивым поклонником, а муж в письмах только беспечно отмахивался от её жалоб. Никто тогда не мог предположить, как далеко могут зайти эти назойливые ухаживания…

Фаяна (Фаина) Николаевна Неклюдова была дочерью коллежского ассесора и предводителя дворянства Саратовской губернии Николая Андреевича Неклюдова и его жены Прасковьи Федоровны. Фани получила неплохое домашнее образование, но гранит науки увлекал ее мало.

Как и любую хорошенькую девушку ее возраста, девицу Неклюдову больше всего интересовал противоположный пол. В искусстве флирта девушка вскоре добилась таких высот, что в обществе поползли о ней нехорошие слухи: уж слишком много ухажёров вилось вокруг кокетливой красавицы.

Однако никто из многочисленных поклонников не спешил предлагать девушке замужество. И немудрено: все местные холостяки знали, что на смешливую и озорную Фани положил глаз один из самых влиятельных людей Саратова — новый губернатор города, князь Александр Борисович Голицын.

Несмотря на достаточно молодой возраст — а губернатору было лишь 34 года — он уже успел дослужиться до чина действительного статского советника и имел за плечами весьма внушительную военную карьеру.

Голицын был бы, без сомнения, прекрасной партией для юной Неклюдовой, но вот незадача, он уже был женат — на дочери министра внутренних дел Анне Васильевне Ланской.

Брак, однако же, был неудачным, и супруги даже жили в разных городах, но более свободным человеком князь от этого стал. Что, все же, совершенно не мешало ему заводить на стороне кратковременные романы, — до той поры, пока он не встретил Фани и не потерял голову от любви.

Современники характеризовали Голицына как человека «гордонадменного и властолюбивого», отмечали его замкнутый вспыльчивый и мстительный характер. А уж когда губернатор задавался какой-то целью — вставать на его пути никто не решался.

Голицын ежедневно наведывался к своей возлюбленной в гости, с каждым разом находя все новые поводы остаться с Фани наедине. Слухи о девушке поползли совсем неприятные, но защитить ее было некому: никто не желал связываться с губернатором.

Для Фани эта история могла бы закончиться печально, если бы в город не приехал недавно овдовевший казачий генерал Павел Степанович Хрещатицкий.

Юная Неклюдова, которая уже успела впасть в отчаяние от своего практически безвыходного положения, бросила все силы, чтобы очаровать генерала в кратчайшие сроки и имела успех. Всего через несколько дней после первого знакомства Хрещатицкий сделал девушке предложение, а после свадьбы увез ее к себе на родину.

Три года спустя Хрещатицкого призвали на службу, а Фаяна с родившимся ребенком возвратилась в Саратов, где у нее оставалось небольшое имение. Сложно вообразить себе радость, которую испытал Голицын, когда узнал, что любимая его вернулась.

Тотчас же он пришел к ней с визитом, чтобы увериться: за эти годы его Фани стала ещё краше. Так, одержимость князя вспыхнула с новой силой.

Хозяйка имения, как могла, пыталась объяснить губернатору, что теперь она замужняя женщина и вступать в отношения с ним не намерена, но Голицын не желал ничего слушать. Он преследовал несчастную Фаяну на всех светских вечерах, в театре, на любых прогулках, даже в церкви не мог оторвать от нее взгляда, смущая публику, и, конечно, продолжал заглядывать к объекту своих грёз «на чай».

Через какое-то время измученная женщина просто запретила слугам впускать навязчивого губернатора в дом, но и это его не остановило.

Подкупив коновала, который каждое утро являлся к хозяйке поместья докладывать о лечении заболевших лошадей, Голицын переоделся в его одежду и проник в таком виде в покои к своей возлюбленной. Фани не ожидала прихода коновала так рано и ещё не успела встать с постели, но все же велела его впустить.

Увидев желанную женщину в таком беззащитном положении, Голицын совсем потерял рассудок и набросился на нее, но Фаяна смогла вырваться и позвать на помощь. В поднявшейся неразберихе губернатору удалось выскользнуть из дома и скрыться. Явившиеся жандармы же просто не поверили перепуганной женщине, но, на всякий случай, приставили к ней охрану.

Несколько дней спустя, поздно вечером, Фаяна возвращалась из театра, когда карета её неожиданно встала, погрязнув в снегу. Пожелав узнать причину остановки, госпожа Хрещатицкая открыла дверцу и тут же оказалась повалена на пол экипажа впрыгнувшим в повозку Голицыным.

Женщина попыталась закричать, но ей закрыли рот, а звуки борьбы заглушил скрип свежего снега под полозьями кареты.

К счастью, случившееся заметили караулившие помещицу жандармы. Один из них, верхом на лошади, помчался предупреждать начальство о происшествии, другой же запрыгнул на козлы кареты и велел кучеру как можно скорее ехать к квартире жандармского начальника. Через считанные минуты повозка остановилась.

Разбуженный руководитель жандармерии распахнул дверцы кареты и увидел губернатора, склонившегося на потерявшей сознание Фаяной — платье у нее сверху было расстегнуто. На все вопросы Голицын отвечал, что увидел, как даме стало плохо в театре, и поспешил сесть к ней в экипаж, чтобы оказать первую помощь, чем, собственно, и занимался все это время.

Рассказ его совсем не выглядел правдоподобным и противоречил показаниям свидетелей и пострадавшей, поэтому жандармский начальник написал в Москву «Донесение о чрезвычайных поступках губернатора с госпожой Хрещатицкой».

Обиженный непримиримостью своей возлюбленной, князь решил пойти по другому пути и на следующий день явился в ее поместье с «официальной инспекцией». Он якобы нашел несколько серьезных нарушений и поднял вопрос о назначении над имением опеки.

В качестве опекуна князь, разумеется, предложил свою кандидатуру. Но губернский предводитель дворянства признал обвинения надуманными и запрос Голицына отклонил.

Неизвестно, как долго продолжалась бы это история, если бы Саратовскую губернию не накрыла страшная эпидемия холеры. Губернатор так испугался болезни, что бросил своих подопечных, все дела, а сам в спешке уехал из города.

За это и некоторые другие преступления Голицына отстранили от службы. Скончался князь лишь 30 лет спустя, занимаясь всю оставшуюся жизнь своими имениями. О дальнейшей судьбе Фаяны же ничего неизвестно.

Оцените статью
«Навязчивый поклонник»
Любимец женщин: судьба актера Владимира Сошальского