Кормилица для 55-летнего короля

Пепа Мартинес выполняла особую миссию: она должна была накормить короля собственным молоком. Только речь шла не о младенце, а о взрослом, 55-летнем человеке. Дело в том, что правитель Испании, Филипп IV, с большим трудом что-либо другое мог употреблять в пищу.

Ежедневная трапеза для Филиппа Четвертого превратилась в мучение. Отторгалось всё, что он пробовал в пищу. Надо сказать, что испанское королевское меню в середине XVII века включало в себя много лука, морепродукты, шафран в каждом блюде и очень сладкие напитки. И от всего этого государю делалось плохо.

Попытки поменять рацион ни к чему не приводили. Филипп IV стремительно терял вес, худел и бледнел. Молодая королева Марианна, супруга государя и его же племянница, тревожилась больше всех.

Утверждают, что именно ей пришло в голову попробовать нетривиальный способ накормить супруга: глядя, как весело и с аппетитом поглощает молоко её новорожденный сын, она предложила использовать кормилицу и государю тоже. Так Фелиппе Просперо, двухмесячный малыш, стал молочным братом собственного отца.

Дело пошло на лад. То ли сыграло роль самовнушение, то ли молоко, действительно, усваивалось. Однако задача перед кормилицей теперь стояла непростая – одно дело младенец, другое – взрослый человек! «Производящих мощностей» не хватало! Вскоре пришлось срочно подыскивать для государя отдельную кормилицу…

Молоко не было единственной пищей государя, он пробовал есть и хлеб, и куриное мясо. Но кормилица поставляла ему главный продукт. От которого он не испытывал боли. Специально нанятая женщина сцеживалась четырежды в день, и, если королю требовалось куда-то выехать, она следовала за ним.

В начале июня 1660 года весь испанский Двор подался к берегам реки Бидасоа. Там, на границе с соседней Францией, должно было состояться бракосочетание молодого Людовика XIV и дочери Филиппа IV, инфанты Марии-Терезии.

Торжества проходили в несколько этапов: сначала, на испанском берегу, девушка выходила замуж по доверенности. Затем её передавали французской стороне на Фазаньем острове. Оттуда новоявленную королеву доставляли к её новым владениям, где пышно праздновали свадьбу уже «по-настоящему».

По тогдашним законам, испанский правитель не имел права переступать границы своей земли даже на палец. Филипп IV вышел провожать свою дочь и замер на краю специально расстеленного ковра, где заканчивалась Испания.

Забирать девушку должна была его сестра, королева Франции Анна Австрийская. И, когда она подалась вперед, чтобы обнять брата, тот решительно отступил назад. Ведь он мог случайно нарушить границы территории!

А французские придворные, стоявшие за спиной Анны Австрийской, рассматривали короля во все глаза: высокий, бледный, весь в черном, он был похож на куклу. Хотя испанцы держали в тайне «диету» государя, во Франции уже слышали про кормилицу. «Где она?» — шепотком переспрашивали друг друга. И гадали: какая же из розовощёких придворных дам, окруживших инфанту, на самом деле – кормилица её отца.

Филипп знал, что так будет. Поэтому заранее позаботился, чтобы французам сразу попался на глаза большой стол, уставленный всевозможными яствами. Этот стол-декорация должен был развеять слухи: нет в Испании никакой кормилицы для 55-летнего короля!

А она была. Пепа Мартинес сопровождала Филиппа Четвертого к берегам Бидасоа. Обойтись без неё он никак не мог.

Кстати, несколько столетий подряд (и в XVII веке тоже) художники не раз изображали античный сюжет: как молодая римлянка кормит молоком своего отца. Есть такая древняя история, что заключённого под стражу пожилого человека запретили кормить.

И тщательно осматривали всех, кто посещал его. И тогда его дочь пошла на хитрость – она сумела утолить голод несчастного с помощью молока… Так что у королевы Марианны было где черпать вдохновение…

Король Испании прожил еще пять лет после свадьбы своей дочери. Он даже пережил маленького Фелиппе Просперо, собственного сына. А когда упокоился на руках жены, Марианны, у него оставался единственный наследник – Карлос.

Впрочем, этому принцу тоже суждено было угаснуть, и закончить прямую ветвь испанских королей. С того времени и поныне трон в Мадриде занимают Бурбоны – потомки инфанты Марии-Терезии (которую отдавали замуж на берегах реки) и Людовика XIV.

Оцените статью
Кормилица для 55-летнего короля
Когда между мужем и женой шестьдесят лет разницы