Как жили в СССР на 150 рублей

То, что в СССР жили на 130 или на 150 рублей в месяц, в последнее время превращается в аксиому. Поколения, которые все помнят сами, потихоньку уходят, а те, что моложе, часто не утруждаются проверкой фактов. Пресловутые «сто пятьдесят» часто принимаются за базу.

А ведь многие люди в 50-е, 60-е и позже жили очень хорошо, могли реализоваться и на отсутствие денег не жаловались. И достичь такого положения можно было и без мохнатой лапы — социальные лифты тогда были еще исправны.

Итак, за последние 30 лет немало написано о том, как трудно или плохо жили советские люди. Но давайте посмотрим и на другую сторону медали — на тех, кто жил хорошо.

Мы все помним героев фильма “Москва слезам не верит”. Приемщица химчистки Людмила — яркий пример советского человека, живущего на 120 рублей. А вот встретившиеся в подмосковной электричке Катерина и Гоша (он же Жора, он же Гога) совместно получали ее годовую заработную плату за один месяц. Каким образом?

Гоша пролетарий. Но он работает в НИИ, а значит имеет 7 или 8 разряд. В 70-е годы такой рабочий в зависимости от отрасли имел оклад 1,3 — 1,8 рубля в час, или 230 — 300 рублей в месяц (Постановление ЦК, Совмина и ВЦСПС от 12 декабря 1972 года N 842).

Катерина — генеральный директор крупного производственного объединения в химической промышленности. Её оклад в то же время — 300-330 рублей, а к середине 80-х — 430 рублей.

Но не окладом единым жив человек. Существовала сложная система премий, надбавок и доплат. Были и сдельщики. Как с сожалением отмечалось в постановлении ЦК КПСС и Совета министров СССР от 17 сентября 1986 года N 1115, доля тарифа в заработной плате (в производственных отраслях) составляет менее 50 процентов.

За много лет премии в СССР стали обычным ежемесячным явлением и перестали стимулировать работников! Гоша получал премии за выполнения плана (ежемесячные, до 80% оклада), мог иметь надбавки за профессиональное мастерство (24%), вредные условия труда, да еще и многое другое.

В 80-х, он наверняка оформил бы еще и надбавку за высокие достижения в труде и выполнение особо важных работ — 50% оклада. А были еще разовые выплаты за рацпредложения. Так что этот пассажир электрички точно зарабатывал никак не менее 500 рублей в месяц.

Конечно, это намного выше минимальной заработной платы в 70 рублей!

У Катерины тоже без премий тоже не обходилось. 75% оклада ежемесячно за выполнение плана, а она его точно выполняла. Она же депутат Моссовета, да и не стали бы держать на такой должности человека, не справляющегося с работой.

Отдельно руководитель получал и другие премии, например, за выполнение заданий по ускорению научно-технического прогресса — 2,6 окладов в год. Существовали и персональные надбавки. Так что партвзносы наша героиня ежемесячно платила с 700 — 900 рублей. Кстати, ее заместители или главный инженер получали меньше всего рублей на 30…

Модный автомобиль ВАЗ-2103, на котором Катерина приехала на встречу с Рудольфом, стоил тогда 7500 рублей. И почему-то я думаю, что Катерина не стояла в очереди годами. А квартиру ей дало государство. И да, а сколько ей лет? Чуть больше сорока?

Оклад рабочего в СССР зависел от очень многих параметров, и мог отличаться раза в три в зависимости от отрасли, категории предприятия, разряда. Разрядов было восемь. Но два высших встречались только в НИИ и на очень ограниченном количестве предприятий — например, на атомных электростанциях.

На большинстве заводов все ограничивалось шестым разрядом. Для его обладателя 300 — 350 рублей были гарантированы, а 500 — обычны.

Вы скажете, что такого разряда можно добиться только к пенсии? Но нет. Был лайфхак. Отслужив в армии, молодой человек мог устроиться на крупный завод вроде ЗИЛа, Кировского, Уралмаша, поскольку в штате химчистки рабочего шестого разряда нет. И можно пойти учиться на заочное отделение. На работе в это время получаете рублей 300.

В 26 лет, получив диплом о высшем образовании, вы остаетесь на рабочей должности. И как рабочий с высшим образованием автоматически получаете шестой разряд и приносите домой 500 рублей в месяц. При этом вам не приходится таскать шпалы под дождем.

Вы работаете в теплом цехе и в отутюженном халате, следите за ГДР-овским станком с ЧПУ и иногда записываете что-то в журнал.

Тут главное не забыть вступить в партию. Когда лет через пять вам надоест ваш станок с ЧПУ, для рабочего с высшим образованием и члена КПСС чуть старше 30 лет, откроется множество вариантов дальнейшей карьеры. И да! Пока поправляете материальное положение не забудьте получить квартиру. На крупняке это сделать легче.

Вот Гоша жил в коммуналке, поскольку работал в НИИ. Там квартиру можно было ждать до пенсии. А директор Уралмаша или Волгоградского тракторного (наверняка герой социалистического труда и депутат Верховного совета) двери в горисполкоме ногой открывал и квадратные метры для своих сотрудников реально мог выбить.

Особенно для молодого коммуниста, рабочего с высшим образованием, еще и куда-то там избранного.

Но вот что важно! Противопоказано попадать в вытрезвитель, нарушать дисциплину, ругать директора (полковника, ректора, главврача) на партсобрании (не на партсобрании — тоже), а особенно нельзя размножать на пишущей машинке произведения Синявского, Даниэля и Солженицына и предлагать их коллегам!!!

Подобный же уровень дохода, но без таких сложностей, как в нашем примере, можно было обеспечить, устроившись работать в литейный цех. Уж металлургических заводов по всей стране было! И, конечно, что приходит в голову в первую очередь, когда вспоминают высокооплачиваемые категории в СССР — это шахта.

В пятидесятых годах (в соответствии с Постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР от 7 августа 1958 года N 896) оклад директора шахты составлял 300 — 350 рублей, начальника треста 375 рублей, а шахтера высокого разряда — около двухсот. Но премия за выполнения плана могла составлять 150%!

Так что шахтер в конце месяца имел шанспринести домой 500 рублей, а директор треста — более 900. “Москвич-402” в 1956 году стоил 1500 рублей, а “Москвич-407” в 1958 году — 2500 рублей (у 402 двигатель 35 л.с. и трехступенчатая коробка, а у 407 — 45 л.с. и четыре передачи). И не надо смеяться! Это были хорошие машины.

Европейцы в пятидесятых и шестидесятых годах с удовольствием покупали Москвичи (в Западную Европу экспортировалось до 50% автомобилей), которые были больше, мощнее и красивее самых распространенных Ситроенов и Остинов тех лет. А в СССР в пятидесятых за 2500 рублей можно было купить трешку БМВ. Их поставляли по репарациям.

А потом появилось ГДР, и немцев простили. Это для понимания уровня цен. Кстати, машины тогда продавались без очереди. Да, все цены и тарифы, относящиеся к периоду до 1960 года, указаны в рублях образца 1961 года, когда произошла деноминация.

Продолжая разговор о шахтерах, перенесемся в 1981 год и посмотрим, что поменялось на примере Постановления Совмина СССР и ВЦСПС номер 1160. Оклад директора шахты I категории был установлен в размере 450 рублей.

Шахтер шестого разряда мог за смену “поднять” 16 рублей 90 копеек (365 рублей в месяц). Но здесь и там это только оклад. А премии составляли до 80% к окладу, как для руководителя, так и для шахтера. В отдельных случаях эта премия увеличивалась до 100%…

Тут надо сказать еще об одной особенности. Страна наша большая и половина ее территории лежит в местах не очень удобных для постоянного проживания. И для сглаживания ситуации применялись районные коэффициенты.

В районах Крайнего Севера они составляли 1,4—2,0, в южных районах Дальнего Востока и Восточной Сибири 1,2—1,3; в Средней Азии 1,15—1,30, на Европейском Севере 1,15—1,20, в южных районах Западной Сибири, на Урале и в Казахстане 1,15, для рабочих и служащих, занятых на работах в высокогорной, пустынной и безводной местностях, существовали коэффициенты в размере до 1,4.

Это касается вообще всех, не только шахтеров. Только у военных была собственная методика. Но коэффициенты применялись только к доходу до 300 рублей. Если шахтер на севере заработал 700 рублей за месяц, а его району соответствовал коэффициент 1,8 то его итоговая заработная плата составляла 300*1,8+(700-300)=940 рублей.

Теперь поговорим об инженерах. Столько лет учился, а дальше такая несправедливость — зарплата 130 рублей в месяц. Но тут мы рассматриваем модель со сферическим инженером в вакууме. Есть два принципиальных момента.

Не путайте начальную заработную плату с той, которую можно получать лет через 8-10 упорной работы, т.е. Годам к 32 — 35. Разве сейчас любому выпускнику института готовы сразу платить триста тысяч?

На промышленных предприятиях было множество должностей для людей с высшим техническим образованиям. Так главные энергетик, экономист, диспетчер, метролог, геодезист предприятий имели оклад порядка 300 рублей в месяц, а старшие и просто метрологи, геодезисты и т.д. — от 160 до 220.

Надо ли опять говорить, что к этому добавлялись премии? Кстати, специалист, защитив кандидатскую диссертацию мог получить доплату в 50 рублей. Но это было редко и индивидуально, а решалось лично директором.

Не хотите работать на заводе? Идите служить! Сколько получал офицер? Молодой лейтенант мог рассчитывать на должностной оклад в 110 рублей. А потом были выплаты за звание… А дальше шли многочисленные надбавки… Надбавку за выслугу лет начисляли уже через 2 года в размере 10% от полного оклада. В дальнейшем она доходила до 25%.

Если офицер ездил на танке, ему полагались деньги за особые условия службы — 15%. А если он летал на истребителе, то 25% от всего оклада. Хорошо оплачивались прыжки с парашютом. Этим пользовались даже те, кто прыгать был не должен. Например, служащий в ВДВ начфин сам десантироваться с самолета был не обязан. Но кто же может запретить желающему офицеру два раза в год прыгнуть?

Так все и делали, увеличивая благосостояние своей семьи рублей на 50 в месяц. Ну и служба в отдаленных местностях. На этот случай было даже две надбавки — собственно за службу в не очень туристических районах (от 25 до 50 процентов) и за непрерывную службу там же.

Вторая надбавка начинала начисляться через год соседства с белыми медведями и со временем (достаточно быстро) доходила до 25%.

Что у нас получается? Возьмем майора лет 35-ти с соответствующей выслугой. Если он командовал танковым батальоном где-то в Забайкалье, то ежемесячно забирал в кассе 600 — 650 рублей.

Если летал на истребителе на Сахалине, делал это лет пять подряд и осваивал новые типы самолетов, то его довольствие могло превысить 900 рублей в месяц. А такой же майор, перекладывающий бумажки в Подмосковье, мог рассчитывать рублей на 350. Зато сухо и тепло.

Но за прогулками по тундре часто следовала компенсация. Она называлась ЗГВ — Западная группа войск. Из Надыма офицер перемещался на несколько лет в Восточную Германию. Там майор (пехота) получал примерно 1000 марок, летчик больше. Что такое марка ГДР? Для сравнения приведу цены на автомобили в союзной тогда нам стране в 1977 году.

ВАЗ 2101 оценивали в 10,5 тысяч марок, Волга ГАЗ-24 обошлась бы в 13,2 тысячи марок. А в многолетних очередях немцы стояли за дешевыми Трабантом и Вартбургом. К слову, работа за границей не была прерогативой блатных дипломатов или военных.

Вспомните, сколько плотин и атомных электростанций было построено по всему миру. За рубежом постоянно находились строители, инженеры, журналисты. Это к вопросу, для кого были открыты “Березки”.

Впрочем, была в военной службе и большая ложка дегтя, поскольку карьера офицера часто негативно сказывалась на карьере его жены. Но каков мог быть максимальный доход военного? Министры обороны и маршалы получали в СССР 1300 рублей в месяц.

Капитану первого ранга (полковнику), командиру атомной подводной лодки с ядерными ракетами на борту, совершающему переходы в подледном положении, ежемесячно выплачивали порядка 1500 рублей.

В сети есть фотография партбилета Юрия Гагарина, благодаря чему можно узнать, что Юрий Алексеевич в 1960 году получал порядка 500 рублей. Уточняю, это еще не первый космонавт, не майор, а летчик-истребитель двадцатишестилетний старший лейтенант Гагарин, за год до полета.

А человек, который отправил его в космос — Сергей Павлович Королев — зарабатывал 1500 рублей в месяц, 500 как академик и 1000 как Генеральный конструктор. Вот так плавно от военной службы мы переходим к науке и высшему образованию.

Эти две сферы характеризовались необычайной стабильностью. Если везде и всюду заработная плата постепенно повышалась, то тут практически до распада СССР действовало Постановление Совета министров СССР от 5 июня 1957 года N 660.

Ректор крупного университета получал 600 рублей в месяц. Профессор с ученой степенью доктора наук имел заработную плату 450 рублей, заведующий кафедрой — 500. Для этого правда требовалось иметь стаж научной или преподавательской деятельности не менее 10 лет, не профессорской, а любой. Но где вы видели профессора с меньшим стажем?

Ставка доцента составляла 320 рублей (при наличии степени кандидата наук и стажа 10 лет). Как это можно было увеличить? Ну, например, совмещать. Взять полторы ставки, что очень многие и делали.

По закону в пределах рабочего дня был установлен следующий объем учебной работы со студентами и аспирантами: для заведующего кафедрой от 2,25 до 2,75 часов в день, а для обычных профессоров и доцентов — от 2,75 до 3,25 часов. И часы эти были заполнены не только лекциями и семинарами, но чтением дипломных работ, рецензированием диссертаций, беседами с дипломниками и аспирантами.

Была и отраслевая специфика — профессора и доценты медицинских вузов, имевших подшефные клиники и общавшиеся не только со студентами, но и живыми пациентами, получали половину ставки врача. Не той, о которой все говорят, а нормальной, высшей категории. Они же в свободное от основной работы время могли консультировать различные клиники, получая 5-6 рублей в час.

Директор крупного научно-исследовательского института, будучи доктором наук имел оклад 600 рублей, а если был кандидатом, то 500. Начальник лаборатории или отдела получал на 100 рублей меньше.

Старший научный сотрудник, кандидат наук со стажем 10 лет (фактически молодой человек, 35 лет) довольствовался окладом в 300 рублей. Были и надбавки — за знание иностранных языков, за секретность.

Можно было получать больше процентов на 25. А сколько руководителей НИИ читали лекции или преподавали на полставки! И в этом была и общественная польза — они и знания передавали, и будущих сотрудников присматривали.

Что объединяло и профессора, и сотрудника НИИ, так это то, что их деятельность всегда, по определению оставляла следы на бумаге. Книги, статьи. И за все это выплачивались гонорары. Это, конечно, не модный роман.

Но за узкоспециализированную книгу или задачник для студентов тысячу-другую платили. Так что среднемесячный доход преподавателя или научного работника смело можно увеличивать минимум рублей на сто в месяц.

Еще один общий момент вуза и НИИ — очередь на жилье и там и тем шла медленнее. Но зато ученая степень не только давала прибавку к окладу в размере порядка 100 рублей, но и позволяла претендовать на дополнительные квадратные метры.

Фактически она приравнивалась к еще одному члену семьи и с ее помощью можно было получить лишнюю комнату. Однако многие не ждали жилье десятилетиями а покупали кооперативную квартиру. Трехкомнатная квартира в Москве в середине семидесятых годов стоила 8000 рублей.

Теперь представим семью, где муж и жена кандидаты наук. Один доцент, другой старший научный сотрудник в НИИ. Их стаж в науке и образовании 10 лет, то есть каждому лет 35 — 37. Совокупный семейный доход (с учетом надбавки за знание иностранного языка) составляет 650 рублей (320+300+30).

Посчитайте, стоимость квартиры: это их доход за один год и две недели. Но можно было заплатить только 40% суммы, а остальное взять в кредит под мизерный процент и на длительный срок.

Как дальше могла развиваться карьера в науке? Можно было стать академиком. Кажется, что это редкость, но это не совсем так. В АН СССР было примерно 250 действительных членов и 550 членов-корреспондентов.

Но были и другие академии: Всесоюзная академия сельскохозяйственных наук, Академия художеств СССР, Академия медицинских наук СССР, Академии строительства и архитектуры СССР и так далее…

В АН СССР действительный получал за звание 500 рублей в месяц, а член-корреспондент — 250. Во всех остальных академиях выплаты составляли, соответственно, 350 и 175 рублей. Эти суммы прибавлялись к заработной плате ректора, директора НИИ, профессора. Были должности и в самих академиях.

Должностной оклад Президента АН СССР с 1957 года составлял 1200 рублей в месяц, его заместителей — 1000. Так что совокупно Президент АН СССР получал 1700 рублей. И при этом ничего не мешало ему (как и другим) читать лекции, писать и редактировать книги (помните книги “под общей редакцией академика такого-то”).

Президенты всех других академий зарабатывали (с учетом звания) по 1250 рублей в месяц, их заместители по 1050. А если еще и премии добавить… Например, Ленинскую (25 тысяч рублей). Премий было много и разных!

Были писатели. При Сталине многие из них получали гонорары, исчислявшиеся сотнями тысяч рублей, и фактически были легальными миллионерами. Потом подобные выплаты сильно урезали. Вместе с тем за свой первый рассказ, опубликованный в журнале, никому не известный тогда Солженицын получил 1800 рублей — половину стоимости машины.

Были артисты. Кто-то играл ежика в областном театре юного зрителя. Кто-то снимался в десятках фильмов и получал “народного”. Кто-то руководил хором в сельском клубе за 100 рублей в месяц, а Муслим Магомаев получал до 600 рублей за один концерт.

Все уверены, что в СССР самыми обездоленными были врачи. Отчасти это так, но ситуация менялась. В восьмидесятых годах хирург высшей категории со стажем 15 лет мог уже с учетом надбавок приблизиться к 400 рублям, по крайней мере это следовало из Приказа Минздрава СССР от 24.10.1986 N 1420.

В любом случае, можно сказать, что высокооплачиваемых людей, зарабатывавших в 4,5, а то и в 12 раз больше пресловутых 150 рублей в СССР было весьма много. Если доход более 1500 рублей могли иметь тысячи человек, от 800 до 1200 рублей сотни тысяч, а 500 — 600 рублей — многие миллионы.

Путь к высоким зарплатам мог идти через университетскую аудиторию, заводскую проходную, военный плац или театральные подмостки. Вы скажете, что стать академиком или генералом тяжело, это редкость? Но профессором или полковником вполне реально — у многих десятков тысяч это получалось.

Кстати, генералов в СССР только в армии было чуть меньше четырех тысяч, а профессоров — порядка 30 тысяч.

Добиться высокого уровня доходов было возможно в достаточно молодом возрасте. И это были не только те, кто ехал на БАМ, где ребята чуть старше 20 лет зарабатывали рублей по 800 в месяц, но и военные, ученые, руководители.

Но общество требовало взамен нескольких вещей — прежде всего любви к своей работе и увлеченности ей. Требовалось не бояться переездов, не стремиться найти работу ближе к дому. Не уходить в шесть часов, на работе не пить чай часами и не мерить кофточки.

А еще желательно было планировать свой жизненный путь, понимать что хочешь иметь через пять или десть лет, чем, впрочем, большинство не озадачивалось. Было тоже не просто, но в целом система была справедливее и логичнее нынешней. И меньше зависела от “неформальных” факторов.

Оцените статью
Как жили в СССР на 150 рублей
Запасной: вышли мемуары принца Гарри